Белая река

…Я ни разу в жизни не видел Николая Рубцова, не слышал его голоса, никогда не интересовали меня подробности личной жизни поэта, и лишь трагический финал её, – дикий, нелепый, – вызывал в памяти неизбывную горечь, тоску и мутный осадок.

Словно зеркало русской стихии, / отстояв назначенье своё, / Отразил он всю душу России / И погиб, отражая её… – писал Николай Рубцов о Пушкине.

Или о себе?

Поэты всегда пишут о себе, но не всем дадено через душу свою отразить и душу России. Кому удавалось, – тех «русская стихия» помнит и чтит.

Так размышлял я, направляясь в Малаховскую библиотеку «над оврагом» на очередное заседание клуба «Стихотворный бегемот». В зал пришёл первым – и вдруг! – я, конечно, слышал, что мысли иногда материализуются, но чтобы настолько! Здесь и сейчас…

На фоне окна, спиной к свету, отчего лицо было в тени, стоял Николай Рубцов. Та же фигура, тот же красивый купол лысеющего лба, матовой сферой напоминающий северный небосвод. Я протянул руку для приветствия и замер, ожидая услышать «Нико…»

- Алексей Гушан, – ответил мне «николайрубцов», протягивая свою встреч.

Ну да, конечно – сегодня же в гостях у «Стихотворного бегемота» поэт Алексей Гушан. Он представит публике свою новую книгу «Земля Тишины».

Начал Алексей своё выступление, напомнив слова Владимира Солоухина о том, что, разъезжая по разным странам, мы узнаём нечто, а путешествуя по родной земле, мы познаём себя.

Здесь земля тишины, / но стихов здесь совсем не пишу. / Я и сам не пойму, / отчего же такое бывает. / Может быть оттого, / что на этой земле не спешу. / А брожу у воды / и душою своей созреваю.

Алексей Гушан, северянин, уроженец Лодейного Поля, теперь волею судьбы и «душою созрев», живёт в подмосковной Малаховке, где стихи у него, слава Богу, хорошо пишутся, – целую книгу написал, состоящую из 4-х разделов: два – стихи, один – поэма и последний – публицистика.

Но сами стихи приходят к нему оттуда, с «малой родины», с берегов реки Свири, что течёт между Онегой и Ладогой, где родился и вырос поэт. От неё – неторопливый ритм и светлые образы в его поэзии, несмотря на трагичность порой самой жизни.

Вот он пишет о гибели А. С. Пушкина – будто обернувшись в прошлое, как некогда Рубцов, – да и каждый поэт, пишущий на русском языке, хотя бы раз, но обернётся к Александру Сергеевичу, да напишет-то каждый по-своему. Вот Гушан:

«Не уснуть. Барашки и овечки / По чужим блуждают закоулкам. / Прогуляюсь-ка до Чёрной речки, / Белой речки нету в Петербурге. // А была бы – может, и иначе/ всё сложилось в жизни у поэта…»

Всё сложилось бы иначе у поэтов, если бы… Кто знает, как бы сложилась жизнь у Пушкина, у Есенина, у Рубцова, если бы хранила их речка Белая, а не сгубила – чёрная.

Как же противостоять многоликому злу, и не сгинуть поэту с открытой, детской душой? Белая река детства хранит, да Бог.

Алексей Гушан – человек искренне верующий, православный, и, может быть, не случайно ещё в школе литературное объединение, в котором активное участие принимал Алексей, называлось «Причастие».

Второй раздел книги называется «Ныне и вовек». Здесь стихи посвящены поискам веры и радостному обретению её.

Сверкая ошалевшими глазами, / Молясь своим неистовым богам, / Несчастные святыню истязали… / Сожгли в деревне православный храм. // Сгорели все иконы в алтаре, / Колокола расплавились, как свечи. / Но храм был благодатию отмечен, / Поэтому остались на стене // Наивные рисунки ребятни: / Лошадки, кошки, ангелы и люди. / Кто видел их, вовеки не забудет, / Чьей Волею сохранены они!

Удивительное стихотворение! Я когда-то прочёл, да сейчас, конечно, не вспомню у кого, но суть прочитанного – люди верующие делятся на две категории: одни во всём видят промысел Бога, вторые – козни дьявола. Алексей, без сомнения, относится к первым, и талантом своим наследует ТРАДИЦИЮ. А в наше время следовать ей не самое ли важное качество таланта! Именно сейчас, когда язык «раздербанен», замусорен сленгом, «шопингами», «кастингами», – как не вспомнить ахматовский завет: «…И мы сохраним тебя, русская речь, / Великое русское слово. // Свободным и чистым тебя пронесём, / И внукам дадим, и от плена спасём / Навеки».

Земля северная сурова, но отзывчива и щедра на таланты. Стоит почитать стихи молодых «северян» – Григория Шувалова, Алексея Полуботы, Ирины Тимаковой, Екатерины Яковлевой, чтобы понять – жива в русской поэзии традиция, которую поэты от А. С. Пушкина до Сергея Есенина, и от него – до Николая Рубцова и Николая Тряпкина, всегда сберегали. Берегут и нынешние.

Не довелось мне побывать на лесных, сосновых берегах Свири, но читая стихи Алексея Гушана, хорошо себе теперь представляю, как отражается в ней северное небо, и оттого она – Белая.

 

  Александр Сизухин

© 2015-2019 СРЕДА        информация, размещенная на сайте, предназначена для лиц 18 лет и старше