© 2015-2019 СРЕДА        информация, размещенная на сайте, предназначена для лиц 18 лет и старше

У ВАС ШАМПАНСКОЕ ИЗ ЛИЛИИ УБЕЖАЛО

о театропоэзии и не только

Встреча с Андреем ГАЛКИНЫМ в клубе ВОРОТА СОЛНЦА

 

  29 июня в тульском клубе «Ворота солнца» в рамках проекта «Культурная среда» прошла встреча с председателем Тульского отделения Союза российских писателей, поэтом, драматургом и режиссером Андреем Галкиным.

  Сам А. Галкин определяет свое направление в поэтическим творчестве как «театропоэзию», то есть поэзию, связанную с театром. И, действительно, связь с театром прослеживалась на протяжении всего его выступления, которое по длительности не уступало не самой короткой театральной постановке. Само собой, с учетом антрактов. Эту связь с театром А. Галкин подчеркнул в самом начале встречи: как Игорь Северянин когда-то называл свои выступления поэзоконцертами, подчеркивая их особую связь с музыкой, А. Галкин заявил, что его зрители-слушатели присутствуют на «театропоэтическом» вечере.

  Основная масса прочитанных им стихотворений вошла в недавно вышедший в книжной серии Международного альманаха «Среда» сборник «ЧУДО-ЮДОЛЬ». Помимо собственно стихотворений были продемонстрированы фрагменты постановок, в создании которых А. Галкин принимал непосредственное участие. Очень удачным и вызвавшим большой интерес у публики ходом стало чтение стихотворений из вышеуказанной книги «по требованию» номеров страниц. Но в настоящий раж А. Галкин вошел уже после того, как эта интерактивная часть выступления была окончена.

  Особенно бы хотелось сказать о самих стихах и о манере их исполнения. Большую часть своих текстов автор считает «не традиционными», то есть это белые стихи и верлибры. Одно из самых удачных и запоминающихся по мнению многих слушателей стихотворений «Рыбы», своей мелодикой вызвало из моей памяти стихотворение Д. Хармса «Неизвестной Наташе». «Плывут, плывут ночные рыбы/ Плывут, плывут ночные рыбы/ В безмолвии и все плотнее -/ плывут, плывут, плывут, плывут./ Они завесят наше небо,/ наполнят шепотами воздух, закроют небо плавниками,/ ночь как аквариум займут». «Скрепив очки простой веревкой, седой старик читают книгу./ Горит свеча, и мглистый воздух в страницах ветром шелестит./ Старик, вздыхая гладит волос и хлеба черствую ковригу,/ Грызет зубов былых остатком и громко челюстью хрустит». В последствии, отвечая на вопрос модератора проекта Дениса Бычихина о поэтах, оказавших на него влияние, А. Галкин действительно назвал имя Даниила Хармса. И не соврал.

  Главной особенностью выступлений А. Галкина несомненно является умение правильно подать свои произведения и вызвать эмоциональную реакцию у публики. Эмоциональную реакцию, которую не всегда может вызвать оригинальный текст его произведений, лишенный авторской подачи. И здесь мне вновь вспоминается Северянин, вернее описание одного из его выступлений, оставленное К. Паустовским: «...он сделал шаг вперёд, зал затих, и я услышал чуть картавое пение очень салонных и музыкальных стихов: „Шампанское — в лилию, в шампанское — лилию! Её целомудрием святеет оно! Миньон с Эскамильо, Миньон с Эскамильо! Шампанское в лилии — святое вино!“ В этом была своя магия, в этом пении стихов, где мелодия извлекалась из слов, не имевших смысла. Язык существовал только как музыка. Больше от него ничего не требовалось. Человеческая мысль превращалась в поблескивание стекляруса, шуршание надушенного шелка, в страусовые перья вееров и пену шампанского».

  Извлечение чего-то: смысла, чувства, смеха из слов, не имеющих собственного посыла — наверное самая характерная черта подачи А. Галкина. Иногда безжизненный, бессмысленный набор слов посредством авторской подачи превращается в шутку, в остроту, в потеху. Но когда ее нет, слова эти вновь мертвы. Стихотворения эти лишены музыки и собственного звучания. Вместо отвлекающих от отсутствия интересной мысли шуршаний шелков и шампанских пен — кусочки проволочки, вульгаризмы и неуместное цитирование Александра Пушкина.

  С авторской подачей — может быть очень смешно, не случайно один из рецензентов А. Галкина называет его скоморохом.

  Почему расходившиеся после выступления слушатели приговаривали, что "театропоэт хуже татарина"? И почему, при этом, собирались прийти на следующий вечер А. Галкина? Почему его творчество вызывает такое амбивалентное отношение?

  Потому что искусство театропоэзии...

 

                                                                                                       Николай Николаев