АННА ГОЛУБКОВА

 

русская жизнь

 

он был ментом

а она учительницей

русского и литературы

поженились по залету

все было как положено

белое платье цветы шампанское

поездка по семи мостам и прочая

устаревшая но в чем-то милая чепуха

поселились с ее родителями

постоянно ссорились

друг с другом и с родителями

родители впрочем тоже

постоянно ругались

и даже иногда дрались

когда отец и тесть

в пятницу вечером являлся

домой пьяным –

надо же как-то отдохнуть рабочему человеку

и начинал предъявлять претензии

жене как носителю мирового зла

зятю как представителю власти

и дочери как части чего-то высшего

но не выполняющего свои обязанности

дрожали полы тряслись стены

когда разборка достигала апогея

и напрасно стучали по батарее

соседи с верхнего и нижнего этажей

они разошлись через полгода

после рождения девочки

потому что добавления ребенка

к этому содому выдержать

было уже совсем невозможно

и на этом бы и закончился

великий союз русского духа

и милицейской дубинки

но тут у него умерла бабушка

и освободила большую

однокомнатную квартиру

так что они сошлись опять

съехали от родителей

и начали свою отдельную

настоящую русскую жизнь

 

после исчезновения давления прошлого

эта жизнь стала чуть более мирной

но назвать ее спокойной конечно

было все-таки нельзя

слишком много всего столкнулось

в этой конкретной точке пространства

в этой ячейке человеческого общества

соединенной одновременно сходными

и противоположными интересами

они конечно продолжали ссориться

и он ее даже поколачивал

в состоянии сильного опьянения

когда же он был трезвым

она его пилила за довольно-таки бедную

и совершенно бездуховную жизнь

он смотрел в сторону окна

пустыми круглыми глазами

и казалось не слушал

ее пронзительный голос

который тем не менее легко

достигал ушей соседей через стену

а также этажом ниже

а иногда и на лестничной площадке

но зато по пятницам и иногда

по субботам доставалось уже ей

и выходя в магазин ему за опохмелкой

она обильно припудривала

багровые а потом желтеющие синяки

и все-таки была в этой жизни

какая-то гармония

какая-то самость

какая-то традиционность

когда после очередной разборки

он мрачно курил на лестничной клетке

а она подвывая собирала

вещи разбросанные по квартире

посторонний наблюдатель

случись ему оказаться

там же на лестничной площадке

подумал бы что это идеальное

отражение отношений

между властью и культурой

сошедшимися в вынужденном

союзе сначала по любви

а затем по принуждению

ведь им просто некуда деться

говорили соседи

им просто некуда деться

друг от друга

и это совершенно безвыходная ситуация

 

через пару лет они родили мальчика

и тут словно что-то сдвинулось сместилось

в их устоявшейся жизни

наконец пошла вверх

его ментовская карьера

он стал каким-то начальником

не очень большим но и не таким уж

и маленьким

она тоже дослужилась до завуча

в семье появились деньги

они переехали

в двухкомнатную квартиру

купили приличную машину

и домик в подмосковье

ссориться тоже стали меньше

ведь у каждого были подчиненные

кроме того подрастали дети

которых надо было воспитывать

учить уму-разуму

передавать полезные навыки

и опыт невыносимой русской жизни

такой прекрасной и одновременно

ужасной русской жизни

так что после вразумления

малолетних

сил на перевоспитание

друг друга у них уже

не оставалось

так они и жили

работали и пили

пили и работали

пели по праздникам под гитару

и плясали под радио с уханьем

и присвистом

мент и учительница

русского и литературы

завуч и средний ментовской

начальник

среди таких же как они

обрюзгших средних лет

обыкновенных русских людей

 

ну а дальше все было просто

он умер в пятьдесят один от цирроза

она пожила немного одна

и повесилась в пустой квартире

дети от них сбежали

сразу по окончании школы

оба мальчик и девочка

выучились на программистов

продали квартиру дачу машину

и уехали на пмж в америку

где у них началась тоже

не очень радостная

возможно со своими проблемами

радостями и огорчениями

но уже совершенно другая

не русская а американская

жизнь