ДАНИЛА ДАВЫДОВ

 

 

***

 

«был октябренком, был пионером,

а вот комсомольцем я не успел,

пришли рептилоиды типа все в белом

и развалили ссср» –

 

это я услышал в электричке ховринской.

мужичок без возраста но с бородой,

говорил сам с собой, мол, судьба попользовалась,

все вокруг порушено, некуда домой

 

 

***

 

Федору Сваровскому

 

 

я не знаток литературных стилей –

говорит, изображая американского фермера,

внезапно получившего огромное наследство,

сын поэта-лауреата,

который знает всё про свое наследство

и про литературные стили

 

покорители дикого запада, истребители бизонов,

изгнавшие индейцев с их земель,

а после трудившиеся в поте лицо,

создавая своими руками залог будущих наследств,

доставшихся совсем иным людям,

не видавшим необработанной земли,

не знали ничего про аристотеля, буало или доктора джонсона,

но стали героями эпических саг,

однако их время ушло

 

потомки лауреатов,

служивших поочередно всем властителям,

всё еще хранят в семьях то, что было дано им

за тяжелейший труд сановного раболепства,

но саги о них еще не написаны

хотя уже появились те, кто отбирает

нажитые поколениями придворных шутов богатства

 

законы поэтики неумолимы

эпос переходит в драму

драма – в лирику

последние лирики будут приветствовать новый эпос

 

 

 

 

***

 

простонать сквозь набухшую тишину

сквозь вот эту всю вашу весну

 

и повернуться обратно к стене глухой

чуть слышно шепча, бог ты мой,

 

обернуться плоскостью, вернуться ко сну

пусть двумерный, но пока что живой

 

 

***

 

когда на цепь посажена собака

она возможно аллегория чего

а может просто на цепи собака

корми ее, и больше ничего

 

так много с чем, проснемся и уснем,

и вновь проснемся, за окном темно

и даже если жуть – она ведь жуть и всё

а вовсе даже не какой симвОл

 

 

 

***

 

гейдельбергский человек

не курьер, не менеджер

он в макдональдсе не ест

сам добычу режет

 

у него огонь в лесу

костный мозг на ужин

воздух свеж здоровый сон

нам бы этак тоже

 

 

***

 

Лаку-Лабарт цитирует Целана,

который цитирует Шестова,

который цитирует Паскаля,

который говорит:

 

Не надо ставить нам в вину неясность,

ибо ее-то мы и исповедуем.