ЮРИЙ УГОЛЬНИКОВ

 

Помнить о счастье

 

Моменты абсолютного счастья, 
почему-то вспоминается совсем немного:
помню ещё лет в 13 или 14-ть,
когда мы ехали с мамой в деревню и автобус заглох посреди дороги –
тогда я лучше переносил поездки, но дело не в этом, –
автобус заглох и мы пошли пешком,
просто пошли по дороге, 
до ближайшей какой-нибудь остановки.
У нас был только батон белого хлеба и сосиски с сыром.
Это оказывается очень вкусно – белый хлеб и сосиски
(сырые – прямо из упаковки)
и это было прекрасно:
просто идти и есть белый хлеб и сосиски.
Может быть через год 
мы вечером, вернее ночью,
возвращались из гостей, 
шли домой, 
была тёплая, чуть прохладная ночь 
(выражаясь слогом советских писателей-деревенщиков),
мы шли через рынок,
вернее мимо него,
я впервые увидел эти палатки пустыми, совсем безлюдными,
днём там всегда что-то происходило,
Может быть поэтому мне запомнился тот момент, 
из-за этого несоответствия места и привычного его восприятия
И ещё я запомнил, что было тепло и хорошо.
Следующий эпизод внезапно зимний. 
Помню как с Анькой и Вик возвращались из Москвы.
Был вечер, но уже стемнело.
Шел снег.
Вик было лет 7 или 8,
она устала и хотела спать, 
когда надо было выходить, Анька взяла её на руки. 
Я вышел с ними, хотя, в общем, мог бы ехать дальше –
просто приятно было идти рядом
по заснеженному бетонному мосту.
Вот, собственно, и всё, наверное, было что-то ещё, наверняка, 
но вспоминается почему-то именно это, 
думаю, не так уж и мало.

Можно было бы, наверное, на этом закончить...
С момента описанной прогулки прошло лет 6-7,
Вик выросла, ведёт свою собственную неведомую жизнь,
К Аньке и Андрею заезжаю раз в месяц, может и реже.
Мама постепенно стареет:
жалуется на бессонницу

в общем, жизнь как-то движется,
в прочем, 
надо помнить о счастье,
надо, всё-таки, помнить о счастье.