© 2015-2019 СРЕДА        информация, размещенная на сайте, предназначена для лиц 18 лет и старше

Елена Зейферт

О ПРИРОДЕ ГРАФОМАНИИ,

или СЛУЧАЙНЫЙ МАЛЬЧИК СВИСТОНОВ

 

     «Энергичный графоман» не оксюморон, а масло масляное. Ведь он «случайный мальчик» из стихотворения Евгения Евтушенко. Могла бы прибегнуть к строкам сильных поэтов, но достаточно стихотворения автора с прямым месседжем:

 

* * *

При каждом деле есть случайный мальчик.
Таким судьба таланта не дала,
и к ним с крутой неласковостью мачех
относятся любимые дела.

 

Они переживают это остро,
годами бьются за свои права,
но, как и прежде, выглядят невзросло
предательски румяные слова.

 

У них за все усердная тревога.
Они живут, сомнений не тая,
и, пасынки, они молчать не могут,
когда молчат о чем-то сыновья.

 

Им чужды те, кто лишь покою рады,
кто от себя же убежать не прочь.
Они всей кожей чувствуют, что надо,
но не умеют этому помочь.

 

Когда порою, без толку стараясь,
всё дело бесталанностью губя,
идет на бой за правду бесталанность,
талантливость, мне стыдно за тебя.

 

  В помощь мне и дар Константина Вагинова, его "Труды и дни Свистонова":

 

   "Ему захотелось писать. Он взял книгу и стал читать. Свистонов творил не планомерно, не вдруг перед ним появлялся образ мира, не вдруг всё становилось ясно, и не тогда он писал. Напротив, все его вещи возникали из безобразных заметок на полях книг, из украденных сравнений, из умело переписанных страниц, из подслушанных разговоров, из повёрнутых сплетен.

Свистонов лежал в постели и читал, т. е. писал, так как для него это было одно и то же. Он отмечал красным карандашом абзац, чёрным – в переделанном виде заносил в свою рукопись, он не заботился о смысле целого и связности всего. Связность и смысл появятся потом".

 

   Говоря о графомане, важно говорить не столько о его «произведениях» (хороший критик «творчества» графомана просто избегает, оставляя его в презрительном молчании), сколько о его поведении. Ибо вне деятельности графомана его изделия уже не бытуют (впрочем, иногда у графоманов появляются поклонники, не отличающие подлинных вещей от неживых и служащие графоманам). Лотман писал о поведении декабристов, о том, как они вели себя в салонах. Вот и графоман узнаваем по своему поведению.

 

   Важнейшие отличия графомана от одарённого человека (я веду речь о тенденциях, а не о жестких правилах):

 

– Графоман питается извне, а одарённый человек изнутри себя, причём его возможности неисчерпаемы. Графоман способен писать только после «начиток», напитавшись строчками других авторов. Его внутренний ландшафт гол.

Здесь могут быть две параллели: предмет быта и предмет искусства, первый старится и кормится с чужих рук, другой – не стареет и насыщен внутренними истоками, или вторая параллель: кукла и вещь (вещь в философском понимании). (Помню, была расстроена рассказом одного пришедшего ко мне в литературную мастерскую, но немолодого уже литератора-любителя о том, что он пишет, только "начитавшись произведений других авторов". "Мандельштамом я уже насытился, пройденный этап". Пример другой поэтессы, которая после посещения вечера переводов неделю интенсивно и неважно переводит, после школы сонета – пишет искусственные сонеты, жадно примеряет на себя, как пальто, всевозможные стили, формы, приёмы.). Одарённый человек тоже обращается к внешним источникам, но в отличие от графомана пропускает их через себя в акте духовного присвоения. «Чужое слово» не монтируется в ткань произведения, а растёт вместе с ней, являясь её живой частью.

 

– Графоман очень активен, сверхактивен, он посещает много мероприятий, везде стремится читать свои «вещи». Он «горит душой» за «общее дело». Он не энергийный, но энергичный.

 

– Одарённый человек, если может, не пишет, графоман пишет всегда.

 

– Графоман не самокритичен, он уверен в своём голосе и своём даровании. «Критики будущего поймут меня», «у известных художников есть «карманные критики», а я просто не озаботился их приобретением». Одарённый человек сомневается в своих силах, он всегда на пути к самосовершенству. Здесь напрашивается другая параллель: сумасшедший, который считает себя здоровым, и нормальный человек, который сомневается в своём здоровье. Из-за отсутствия самокритики графоман не способен создать целиком состоявшееся произведение и убивает даже случайные удачные строки в нём нагромождением неживых конструкций.

 

– В «произведениях» графомана нет гармонии, в то время как в произведениях одарённого человека, как в живом организме, всё взаимосвязано благодаря гармонии.

 

– Графоман «творит» без важного дословесного этапа, ибо он не выращивает произведение, а стругает его, как изделие.

 

– Графоман очень социален. Он любитель писать произведения «на заказ» – поздравительные стихи, стихи к датам.

 

– «Произведения» графомана отличаются избыточностью, многословием, его несёт, он не может остановиться. Послесловесное в его «вещах» почти всегда авторское, а не читательское, как в бережных подлинных произведениях.

 

– Графоман нередко создаёт «вещи», при восприятии которых возникает нежелательный, не заложенный автором комический эффект. Серьёзное стихотворение у графомана похоже, положим, на пародию, а возвышенное – на оскорбительное.

 

– Графоман – носитель пафоса, от которого мурашки по коже.

 

 

   Я продолжу это исследование, оно выльется в отдельную статью.

Елена Зейферт  - профессор кафедры теоретической и исторической поэтики Института филологии и истории Российского государственного гуманитарного университета, ведущий специалист по литературе Института этнокультурного образования, доктор филологических наук

 

Из комментариев в фб:

Георгий Геннис

Точные наблюдения. Особенно - "Графоман питается извне, а одарённый человек изнутри себя". Правда, и талантливые люди могут вдохновляться чужим искусством, при этом создавая нечто новое. И еще удачно о графомане как "носителе пафоса". Иногда все же бывает сложно провести грань между талантом и графоманом, ведь и одаренный человек поначалу может производить впечатление графомана, если он еще не выработал своего стиля и не обладает определенным умением. Боюсь, графоманы были и будут всегда. И помочь отмежеваться от них в состоянии, по-моему, только внятная и убедительная критика, авторитетная для пишущих и читающих. Елена, очень интересно и хорошо сформулировано.

Владимир Пряхин

Точно все сказано, и о "кухне" деятельности графомана, и о "результате", и об особенностях его поведения. Сомнение в своих силах, способность оценить себя - это важный шаг на пути от графомании к самобытному творчеству. Кто-то сумеет сделать этот шаг. Если есть дар.