Андрей Гришаев. А, брат-сестра?

Пост обновлен июнь 23


Тонкая СРЕДА-2020-1(14)

к СОДЕРЖАНИЮ номера

*** Проплывает ли облако мимо вершины Что ты сердцу прикажешь, сестра Проплывает ли облако, чтобы смотреть без причины Но неяснее сердцу ещё: и река, и листва Зимний пар — что прикажешь ты сердцу — у губ караула Ты и мне постелила шинель На холодной траве то ли взгляда, то ли белого гула Как приятна постель На вершину чего-то — сестра, ты пьяна — но прикажешь Со слезами без слёз на всё это стоять и смотреть Ты, неясная сердцу, разденешь и ляжешь Губ прощальные вздохи простить И без бога река, и листва, неслужащая сердцу Притворились прохладным одним Я вдыхаю сестры у воды расходящийся дым Повторяя: какое хорошее место. ***

Шар воздуха. Навстречу шар воды Шар некоего сомнения с щелчком и сбоку Соприкасается. К воде осоку сквозь ведут следы Мой брат в плаще смеётся и сморкается Молитвенно сомнение, сестра В брата плаще, но туфельками острыми Под землю входит, сидя у костра Мы спим в сомнении под звёздами Где наши двести душ, а, брат-сестра? Наследство дяди прожито и просрано Безвиден шар земли, невинна пустота Истыканная туфельками острыми

***

Сравнение дятла и ветки, Луга и леса. Сравнение ветки и леса. Ветка плывёт по реке, не имея веса. В зеркало вглядываешься: черты лица То деда, то матери, то сестры, то отца. ***

Мы в белый сад вошли — Там облако созрело, Мы бережно его сорвали и несли. Оно лежало на носилках и белело. Я муравей, и я имею тело, Я отсвет на плече — я тоже тело, Я просто слово — тело, тело, тело, Какой прекрасный сон. Мы положили облако на стол, Но стол не выдержал, и пол, и подпол... Мой брат троюродный хватил тарелку об пол, Чтоб песня, а не стон. И песня поплыла над пустотой над садом, Над пустотой над облаком в саду. Мы вот туда пойдём, но будем на виду, Троюродный наш брат, дуди в дуду, Прекрасный отсвет, проводи нас взглядом.

***

Теперь, вдвоём в лесу... Как представители различных убеждений... На память сувенирами: Я — снег в резной шкатулке Ты — пять рублей с сорокой и гнездом Обмен с рукопожатием, со звуковым эффектом Присутствия совы У-у, у-у Садящейся неслышно Как снег На снег А где знамёна Где стенографистки Где флейты и трезубцы Где это всё Сочли, что время уж не то? Иль место? Иль мы не те? Когда живые папа с мамой Нас в школу бесконечную ведут О, как кричит заглавная училка Оглохшим голосом белее снега, как Ложится пелена на стыдных нас Разыскивающих За памяти подкладкой Скорлупку, спичку, шляпку от гвоздя Чтоб впиться пальцами И за душой хранить ***

Прибегнув к бегству в парк, Я всадников двоих увижу. В дымящийся от мороси овраг Они спускаются, по дну его идут, Два всадника игрушечных, Где дальше — ближе, Не там, а тут. Как ювелирно время. Фигурки тёмные скользят, И уточки летят, Как если бы со всеми Так. И как литературно, С ударом, всхрапом, в мороси дыму Вдруг будто тёмный поезд обойму, И полицейский скажет вдруг цензурно: Сестра, вы как? За каждый шаг в осеннем этом дне, В безвременном ноябрьском овраге, Я чай свой допиваю — мнится мне: Стоит сестра, Тонка, как из бумаги, В прекрасных отблесках костра. ***

Мороз Мороз и солнце Мороз и солнце день В проёме няни тень С угОльными щипцами Мой брат как снег встаёт между домами Кончился ветер. Ты помнишь вечер Луна. Луна как. «Луна» — сказал мне брат Деревьев отражение в пруду В разорванном дымящемся саду «Сходи купи вина» сказал мне брат За облаком-собой, летящим в магазин Пишу и наблюдаю Мне дали общество, но я сижу один Жизнь пролетела — ну, здравствуй, брат Вся комната янтарным светом озарена Мой брат берёт стакан вина И пьёт короткими глотками Глядим, как в целое сверкающее — сад В оконной раме

***

Природа вышла из цветка Засохшего в ночном стакане Родившийся мой брат пылал В солёном жарком океане А мать моя из молока Сквозь заколоченные ставни Смотрела без тревоги в зал Под потолком качался вдруг Струящийся и червь, и зритель Рисуя тонкий белый круг И действуя как проявитель Снимая слой за слоем бледный И превращая в грошик медный И в круге всё, и всё вокруг Вошла печальная природа Во взгляда зал, и без конца Входил мой брат с лицом изгоя И мать смотрела без лица Входил мой брат с лицом народа Входил народ с лицом отца... О, сон простых вещей, цветок покоя

***

Вы это искорка от солнца Ты копошится под землёй Вы это тонкое и рвётся Ты собирается домой Остался только гул от встречи И в сердце невесомый сбой Любить — «готов я неустанно…» Но ты торопится домой Я перед сном наполню ванну Чтоб просто взять и полежать Всё было сделано неправильно И пол холодный, земляной Здесь стены вы а воздух ты Здесь комната стыдом объята Кровать истерзана и смята Тебя ушедшую как брата Прошу мой брат останься ты ***

Я в озарённое кафе каким-то светом Зашёл и к столику я подошёл Я к столику я подошёл при этом Я сел и ливень за окном пошёл Я заказал еды я с ней и чаю Я заказал и показалось мне в окне Что я сижу я здесь и не скучаю Пока все льётся это мне и мне Лицом я сел туда чтоб видно было Как воздевают тонкие мечи Сто тысяч я туда чтобы гудело Я было чтобы были горячи Легкие слёзы прямо из печи Друзья летят мои и утешают И воздевают тонкие мечи В окне дрожащем над водой сверкают Холодные блестящие лучи

Просмотров: 134

Недавние посты

Смотреть все

© 2015-2019 СРЕДА        информация, размещенная на сайте, предназначена для лиц 18 лет и старше