Наталия Черных

Обновлено: 16 дек. 2020 г.


Тонкая СРЕДА-2020-2(15) К СОДЕРЖАНИЮ

МОНДЕЙЛ И БУРГЕР

Игорю Караулову

Мондейл хотел увидеть бургер,

настоящий.

Из белокрылой кентуккийской курки,

говорящей

на языке юго-востока.

А почему так?

В Американских Штатах

ведь что ни штат ― то свой народ.

Мондейл хотел осилить вброд

Америку.

Зачем ему она?

А мне она как верная жена,

сутяга за имущество.

Итак, Мондейл взял напрокат авто,

с ним побежал по трассе,

чтобы видеть бургер

и, возможно, съесть.

На той земле

не просто так живет

босс бургер.

Это нечто больше, чем булочка с котлетой и салатом.

Это вам не пицца панкам Лондона.

Босс бургер ―

это некое ядро

суровой и почти сырой земли,

что спит меж океанов.

Ей конца нет,

да и не нужно.

И она поет.

Ах, как она поет.

...Но что тебе, задохлышу Москвы,

насмешке всем родным, весь этот Скотт Маккензи,

с цветами в бороде, с глазами в анаше?

Зачем тебе, по Шмитовскому топай,

ищи собес, корми старух в столовой.

А ты трясешься как завзятый шейкер

под "Лайк э Роллинг Стоун", а еще ―

стыда лишилась! ― "Вэн зэ мьюзик овер",

и овер оф, а сапоги сносились,

и ни фига не автор, не работник,

придавленный плитой простой творец,

нездешний выродок, и этому ты рада,

да что тебе Боб Дилан, и за ним ―

ветра дорог, превосходящих небо.

Пока Мондейл идет

к свободной стойке

(есть в Кентукки бургер),

и думает, какой же взять сандей

(реклама говорит, что воппер жарят

на свежем горноугольном огне),

моя двойняшка бледная стоит

и смотрит восхищенно на Макдональдс,

хотя она совесем не хочет есть,

да и еду макдачную не любит,

но вот Кентукки, КФС и Бургер Кинг,

и Бургер Клаб, и все, что есть в Кентукки,

чего в Москве нет, это типа дичь.

Но где-то слышно Блонди глас хрустальный,

и Токинг Хэдс, о той, что умерла,

и все это к душе прилипло плотно,

как горсть горячей жареной еды,

где минус печень, минус почки, сахар,

все слишком и невкусно.

Сэр Мондейл

взял чизбургер.

Мало кто едал

вот этот настоящий чизбургер.

Дорожный, с понтом свежий.

С помидором.

Еда из придорожных забегаловок

слегка напоминает о "Твин-Пиксе".

А жизнь ужасно медленно идет.

И стелется чуть скользкая дорога

из штата в штат, как из страны в страну.

Как в Ясенево с Первомайской.

Надо ж так попасть!

Ну что им петь в Кентукки? Не "Калинку",

а "Давай ламу", и наверняка.

Из чизбургера выглянул салат.

Какой салат! Китайская капуста.

Но мясо было белым и куриным,

и корочка горячая была.

ПЕСЕНКА ДЛЯ МЕГГИ

В пространственно-временном

фильме,

смонтированном на коленке,

сложено все

в сейф.

Шифр к нему

глубоко спит.

Коронация,

на которой Мегги

не была,

разворачивается

розоподобным пионом.

Первые строчки,

первая влюбленность.

Мегги еще не знала о том,

каким станет символом.

Старой ведьмой, горящей в аду,

имеющей северных ветров трубу,

понуждающей к злому труду.

Мегги в этом стихотворении -

женщина-гений,

постольку - поскольку,

здесь она

и пчела, и волна.

Юная Мегги была хороша,

все эльфы и сиды указывали на нее:

Мегги - принявшая тело душа,

древних сил островных жилье.

Первое телевидение,

раскрашенная вручную пленка,

первые строчки,

написанные от руки почти что ребенка.

Мегги тоже писала стихи,

но не в поваренной книге.

Стены вокруг Мегги были рифлеными,

они пели гимн методистский,

а дом-олдермен, ростом низкий,

возжелал ремонта.

Стены вокруг были ровными,

смотрели как черно-белые телеэкраны

гаджетов середины двадцать первого века.

Долетало лишь

в путосту летних тополей

нестоличной нетканой тишины:

― А моя любовь, быть может,

ждет меня в двадцать первом веке.

Мегги шла в белом халате,

под ноги стелились цветы аквилегии,

Оксфорд едва лишь проснулся.

Как важно вставать на рассвете!

Из окна на пятом этаже

виден угол ДК,

виден угол ДК.

И улыбка ее как стихи,

в одиночку тогда записала улыбку,

без басиста и барабанщика.

Записала стихи,

можно стенам читать,

верить в стены, их лицам,

их молчаливым словам.

Храм ― какой и кому ―

недостоенный храм.

― А моя любовь, быть может,

ждет меня в двадцать первом веке.

Еще будут веять холодные ветры

и застынет овальное озеро.

А пока на сеанс тополя-билеты,

небо августа сдержит грозы.

ВЕНЕРА СЕГОДНЯ

― змеится тело женское ― нечаянной струей кефира ― и холодит ―

― венера примеряет новый плащ ― великолепный ― и к нему духи ―

― хотя духов теперь уж нет ― а только старые ―

― в продаже парфюмерная вода ―

― венере много лет ― и вечно молода ― а что хотели ― от женщины пожившей ― с трудом и кровью ― в общем ― без труда ―

― в ней опыт ― тонкость ― беззащитность ― лесть ― и хватка насмерть ― и всем нужна ― и так же ― как нужна ― так не нужна ―

― какая в том печаль! ―

― двое детей ― конечно не один ― бездетной быть сложнее ― мужики затопчут ―

― бездетную ―

― а эта ― воспитала мальчка и девочку ― вдали себя ― две правые руки ― две левые руки ― две бабушки ― два дедушки ― кузины ―

― сама живет в москве ― а родом захолустье ― пробилась там и там ―

― весенней веткой ― было двадцать ― работала когда-то на мосфильме ―

― есть пара фото тех прелестных лет ― в них намеки на лицо ― которое сейчас ―

― как незакрытый газ ―

― в общаге слушала аквариум ― зачем ― и слушать можно ―

― хотя какая связь ― с разбитыми надеждами ― и кровью ― аквариум ―

― не раз венера замужем бывала ―

― беспомощная жизнь ― ущербная харизма ― но пожалеть-то хочется ―

― она моя венера ― сама конечно в этом духе ― вгрызаться в жизнь ―

― чужой питаться жизнью ― чужим имуществом ― и именем чужим ―

― на всем ее кефир ― на всем ее оттенок ― на всем она ―

― любовь к любви ― любовью на любовь ― хотя быть может ― никогда и не любили ― и оттого ― а песня ― не о том ―

― она венера ― хочешь или нет ― надрочена венерой быть ― и истекает соком ― ей уж за пятьдесят ― и соком истекает ― и ― вечная ― не может не истечь ―

― с ней только мать ― сошедшая с ума ― несчастная―счастливая мамаша ―

― да редки звонки былых друзей ― да редкие удачи капитала ―

― она страшна ― не как страшны бывают смерть и жизнь ― а просто ―

― как смертный грех страшна ― и наутилус ― и вместе с ним опять бригада эс ―

― и плечи в платьях ― метр на метр ― и тяга к пластиковым мелочам ― и новые валентности ― ее ― в растущих ― внуках ― в выскобленных детях ―

― но она венера ―

― склоните голову ― кто жив ― она идет на сфинксе ― на внедорожнике ―

― а денег нет у ней ― а плачет бедная ― и так ее всем жалко ―

― что выгнулась под ней земля москвы ―

― ни проглотить ― ни выплюнуть ― не в силах ―

― мне снился сон: всех женщин расстреляли ― по хронологии ― от них остались внуки и дети ― и новая растет венера ―

― на ней лежит гламур восьмидесятых ― а в ней бандитов семя девяностых ― а в ней ― и ничего ― что ― не было бы ― в ней.

Просмотров: 32

Недавние посты

Смотреть все

Алексей Чудиновских

Тонкая СРЕДА-2021-2(18) (к №18) * * * надышаться не может всё перекраивает, и что нельзя тоже развеял дым на время себя повторяет, втрое сильнее разлучает и гонит — лучше так, говорит, от себя: лёд х

Елена Георгиевская

Тонкая СРЕДА-2021-2(18) (к №18) * * * разрубили множество камень пустой щербина полуночи полученности (?) половина моста должна ожидать, но не ожидает сквозь уничтожение просвечивают края покоя словн