Людмила Кубалова

Пост обновлен 9 дек. 2020 г.


Тонкая СРЕДА-2020-2(15) К СОДЕРЖАНИЮ

ОБЛАЧНАЯ ПАМЯТЬ

Проникновенное занятие ―

Расшатывать устои серого вещества

Путём взбалтывания и процеживания.

Осадок пойдёт

Под основание воздушных замков,

На кирпичи традиций

Добрых контрабандистов.

Выход завален пеньковыми делами.

Вывод захлебнулся блицкригом.

Боль под левой лопаткой

Заглушается лекарствами,

На которые уйдёт половина царства.

Вопреки всему

Небо обнадёживает просветами.

Облачная память, оценив,

Сохранила неизлечимо счастливые лица.


АЛЬТЕРНАТИВА

Постмодернистское эстетство

С рецепторами любопытства

Из пекла с обгоревшей чуйкой

В тираж войдёт и выйдет, булькнув

Развязным степлером без смазки,

Бумагой к принтеру ― с бесстыдством;

Настойчиво в посмертной маске

Застынет, как альтернатива.


БАМБУК

От подозренья ― до заминки,

До наказания ― молчанием.

Недолгое отсутствие бамбука,

И панды нападут на человека.

Приходиться платить за благосклонность,

За череду неловких дней

И собственное малодушие.


КАФЕДРА «ВЗРЫВНОЕ ДЕЛО»

Подорваться на чужих мыслях.

Надорваться, поднимая стандарты.

Ноги не успевают.

Колени взрывают пыль. Стыдно.

Голова звенит о железо.

Спасение от анемии ― соколиное зрение.

Нейролингвистическое программирование

Заступом стукнет в беличий глаз.

Убыль ― прибыль, чтоб им пусто!

Отчисление с дневного отделения ―

Направленный взрыв медвежьих углов.


УКРЫТИЕ

Внимательнее к мании вниманья Любителей не из Финляндии, Накачивающих температуру Толчёными словами в палитуре. Полураспадным, только что не в коме, Один очнёшься далеко не дома, Где нравы и язык, чужие лица И ужаснут, и не дадут забыться.

Каким бы ни был трезвым, бесшабашным, Необходимо временно укрыться От рушащейся вавилонской башни, И превратившихся в слонов строителей. Обрящете, стучите и найдёте Не обезьянье жадное вниманье ―

Жалеющую с пирогами тётю, Тебя не понимая, принимая.

ЛЫЖИ

Списанные лыжи хранились по кладовкам.

На них нормативы когда-то

сдавали солдаты.

Их дети в космической экипировке,

Покоряют склоны на горных лыжах,

Попадая в лавину, и, бывает, ломая спину.

В больницах ― по заграницам,

Вставляя титановые пластины.

Катаются снова после обвала на бирже.

Старые лыжи ― на свалку под покровом ночи.

Мир изменился, кроме ночи.


ПРИМА

Прима без грима ― прима,

Прима в гриме ― прима.

Не прима похожа на приму,

Когда на лице много грима,

Под гримом не видно страха.

Кто-то как прима ходит,

Кого-то, как приму, заносит,

Заводят телохранителей.

Театры пустые без примы,

Гримёры одни и гримы.

Прима играет в спектакле если,

В зрительном зале все заняты кресла.


ЖЕНЩИНА

Какая женщина, мечта!

Не похожа она на женщину.

Уйди с дороги, женщина!

Дело это ― не женское.

Странная женщина!

Не играй со мной, женщина!

Женщин ― больше,

Живут ― дольше.

В правительстве – меньше.

Разве она сможет?

В шестнадцать ― готова.

В тридцать пять ― сомневается.

Сбежала в Айову пока не поздно.

Домогательства, показания.

Малыш, ты же умная женщина!

Понимаешь, должно быть так и так.

Получается так или так.

Декабристка!

Разделила судьбу опального генерала.

Женщина ― прекрасная половина.

Не могу обидеть свою прекрасную половину.

Как у тебя получилось, Адам?

Ты же ничего не знал?

Пара коктейлей ― весь ритуал.

ОСЬ

Подкашливая,

Утром встанешь,

Увидишь в зеркале

Пушок и рыльце;

Атомы хандрят,

Пуская розовые пузыри.

Старания христианина ― вожжи.

Фрейд оправит в детство.

Через копчёное стекло

Глядишь на солнце

Эквилибристом на канате.

Зубная щётка ―

Подзарядкой.

В лукошке хлеб.

Омлет кудахчет.

Со множеством

Ингредиентов

Съезжающий

Внезапно день.

Трепещет бабочка

В судьбе ― игла.


НАБЛЮДЕНИЕ

Зашагал на двух ногах ―

Запомнишь.

Можно прыжками,

Взмахивая руками,

Птеродактель ― в помощь.

Можно ― педаль в пол.

На автопилоте ― домой.

К тебе ни ногой,

Сдерживаясь еле.

Бывало, вдвоем пили ― ели,

благополучие кажущееся.

В неурожайные года,

Когда заливает вода,

Заменителям радуешься.

Можно встать за штурвал,

С топором отправиться в путь.

Кто бы знал…

Как нелегко идти по воде.

Кто бы знал…

Многие пробовали,

Барахтаются, тонут.

Несколько человек выжило в ковчеге.

Снова дети кричат,

Делят скакалочку.

Женщины поют, по кому-то воют.

Старики, набегавшись, сидят,

Позабыли многое, молчат.


НЕВЗРАЧНАЯ ПТИЦА

Накрапывает и польёт вот-вот,

Да так, что не поможет зонт.

В листве притихнет соловей.

Ты петь бы смог,

Когда твой дом насквозь промок?

Когда гроза тебя сильней?

Уйти, возможно, под шумок,

Укрыться, промолчать.

Ещё темно, гнев неба не остыл,

Тот соловей звенит опять.

В невзрачной птице столько сил.


СКОРОТЕЧНО

Прикасания рук притихнут, Словно листья на ветке без ветра. Сухостои от свежих букетов: Страсть, безумства – верёвка на Федре. От прожилок листа дрогнет память Пальцев по ознобной коже… …Мы смогли бы опять ― до дрожи? Сухостои? Быть может… всё же… Стебли сочные вытянув к свету, По весне проснутся тюльпаны, Будут срезанными для букета. Даже если разбить все вазы Одним махом, повсюду, сразу, Отцветут всё равно тюльпаны. Любованье ― скоротечно, Тем ценнее оно и щемяще.


ЗОНА

Комфортная зона ― всегда

За колючим кустарником,

Цепляющемся

При попытке прорваться.

Одежда пачкается,

Если делать подкоп.

Зона с изумрудным газоном

для чемпионов;

На входе и выходе ― охрана;

Прибывают фанаты,

Делающие ставки;

Кассы быстро закрываются.

Иногда наступает тишина.

Недоумеваешь…

Остался ли там кто-нибудь…

Всё-таки ― зона.


СЕЛФИ

По навигатору ― до селфи.

Среди расхваленных красот

Людскому тесту тесно.

Ползёт опара в переулках,

Воспетых Лоркой,

Отмытые до блеска хлоркой.

Приехавший гарсон

Права качает,

Здоровый вид,

Дешёвый на руке «тиссот».

Мир ― продуктовая корзина,

В соседстве – Рим,

Футбол и Зимний,

Солнцезащитный крем,

Сограда.

Заплатишь ― будут рады.

За упаковку» welcome»

Расплата ― дружным селфи

И газо-нефтеносным шельфом.


СТУЛЬ

Стулья, на которые можно

повесить сумку, где?

Из нагруженной жизни не придёшь налегке.

Пока в кафе скрываясь от новостей,

Читаю Бокаччо,

Идёт необъявленная, но запланированная

По околпачиванию…

Опасаюсь на улицах города гостей.

Длинные волосы

В панике зацепились за дверные ручки.

Убегая, в толпе собери их в пучок.

Они живые греют плечи,

Легче разогретой солнцем муравы,

Мешают нести гробы.

На кладбище на памятнике ― портрет ―

отважный берет,

стрижка под нуль.

Попытка заменить стулья ― скамейки.

На них присел с безработной улыбкой

Гуманисто Стуль.


ВЁДРО

Сегодня вёдро. К чёрту

Дон кихотов, робеспьеров,

Вельзевулов, дракул, казанов.

А пусть Везувий,

Словно на Помпеи,

Посыплет голову, оставив шею

На радость гильотине и корзине,

Раз нет плеча, куда бы преклонить.

«Ты где, полезный?»

«Я в поисках бензина».

С безменом ищет силу духа.

Подаренные серьги рвёт из уха,

Отдаст модели эскортного отряда.

Пойду на них, как Ольга, на древлян.

Не нужно, женщина, не нужно!

Пусть руки твои будут сильными ―

Нести невыносимое

И выносное.

Просмотров: 24

Недавние посты

Смотреть все

Дан Пагис в переводе Меира Иткина

В то время как ветер несётся над водами, возвращаясь к тому, кто дал его, пока флаг падает с носа фрегата, и бунт в брюхе ужаса трюма...

© 2015-2019 СРЕДА        информация, размещенная на сайте, предназначена для лиц 18 лет и старше