Елена Семенова


Тонкая СРЕДА-2020-2(15) К СОДЕРЖАНИЮ

МЕХИ ОХРЕНИТЕЛЬНОЙ МЯУКИ


* * *

Отзвенела в полях Соловьиная звонкая пасть, Отсверкали шатры, Где степною тропой побережий Бредит солнце. Бесспорна Велеликая ярая власть, Но хочу я понять, как миры Бывают другими.

* * *

Коснёшься пальчиком, и лунная гора, сорвавшись, поплывет в открытый космос. Плыву в мирах, и сердца абрикосность мне кутают соленые ветра. Взвивает трели к небу соловей, к луне ветвей, чей вкус острей лимона. Лавиною плывет награда дней, я ластюсь к ней наивно и влюбленно. Соболий блеск, глубокий поцелуй, и танец языка на острых пиках. Секунда, и в потоке влажных струй ворвется в ноздри неба земляника. Опасность! Пальцы трогают трюмо, дробятся, в нём листаясь, отраженья. И понимаю — всё придет само, и нужно лишь оно, одно — сближенье.

* * *

Брови брызжут на весну, Ветропрыщут в стенах клятвы, Высекают на носу Кошки неба вензелятор. Высекает дождь струну, Но в слепой норе осадчих Скоро глюкнет неба датчик И наклеит в вышину. Будут свины сны слоить И одремывать несмелых. Но в теченьях неба, в кедрах, Замаячит смелый фьить. Тщитесь, баловни болот, В извращеньях острой рези. Пышно. В бритвиях созвездий Страстный кот ко мне идет.

* * *

Моление, мнение вида, Потребность сливания в вихрь, Меня вылетает планида На зависть изящных шумих. В глубокое сонное порно Разносит шутя водосток, И я преломляюсь покорно, Где резвый поток не продрог. Так дремно. Щебечут утехи, И клятва безлюдия прёт. Во властные вкусные мехи Толпа развлекальствует рот.

* * *

Разлилось световое Сорренто, В пляске небо сгребает фасоль, И на слух восходящее некто Обжигает кислотами слов. Ластит свет, разверзаются дыни, Колосится в овраге укроп, И внезапные трезвые дули Насекаются брёвнами троп. О, скалы мировое терпенье. Жжёт громада неприбранных ламп, И садится потерянный пленник, В сердце жадно сжимая брильянт. Блики. В неба звенящей корзине Рты обьемлют лавандовый рай. Отсекается. Движутся слизни В распростёртый неоновый рай.

* * *

Слепая гармония плеска. На лапы слегка опершись. Светает, и ждёт одалиска На море ветрящий стриптиз. Разрывные усики тлений И волн золотой бирюзырь. И там, на лиловых коленях Змеится вползание зорь. Винтящая неба ракетка, Вина выстреляющий Льеж. О, солнце, постой, я креветка На острове зовных надежд. Меня осаждают лемуры, Пушит хвостовой вернисаж, Я жду — разряжают амуры В религию звёзд патронташ.

* * *

Пить алкающий солнечный лак, Дирижировать розой улиток, В ускореньи уздечества видно — Высит ласку стоянье кота.

На губах лососит мира соль, И угри выползают ноздрями, Нарастает стремление армий, Выливая Лас-Вегас в кольцо.

Прёт и ранит в смолении власть, Затвердя равновесие клана, В тростниковую лесочку плавно Лепестковая сладость слилась.

* * *

Ресторирует пойло собачек, Отвлеченные влаги плывут, И тоскливое звёздное некто Открывает из дыр абсолют. Расползается пламя летящих В неофитовых призраках зорь. Я твержу и пора моросящих — С узкоглазым монисто не спорь. Дионисствую. Пламя собачек Отрывает листящий зенит, И в окне, в пелене настоящих, Город светлым забралом стоит.

* * *

Лазейная рота фантазмов, Метания признанный руль, В давлении солнышки красны, И жжет хлороформом июль. Роняю язык в ритмы песто, В экваторе — трезвый развод. И в дланиях огненно, бесно Ментально фонит мумиё. Я, выстриги нег раскулачив, Пеняю на важность слона, Ведь в блесках затерянной дачи Пунцовая виснет слюна. Мы ввысь улетаем, как кобры, Вживляя фасеточный глаз, И племя софитов недобрых Уходит трусливо в отказ. Раскосый барак, акведуки. Оскальствует в тьму винторез. И резвые подлые глюки Танцуют в порталах небес.

* * *

Мята, искрятся берсерки. Бродит в сосках лимонад. Метит ножовное сердце В край одиноких Эллад. Длиться, наваливать, греться, Мчаться на пламя слюны В мир упоительных Греций, Где разноперы, вкусны, В рот надвигаются. Севно. Движется сонный карась, В ног вкусовые бассейны Праздником света смеясь. Броско. Минута трансляций. Месится в сакуре дождь. И обнаженные пальцы Кутает в ласточку дож. Нимбы поют уховерткой. Лова сверкающий дрын В стон за гарцующей сеткой Прыскает магмой лавин.

* * *

Неслась струна в растворе нежном тука, Питался сон нажорливостью глаз, Тянулась к солнцу пылкая мяука, Вцепляясь в нечто, скрытое от глаз. Звенели в такт сиреневые пирсы, Оркестр в бедрах ветром полыхал, И груди танцовеющей актрисы Сжимал в горсти блистательный нахал. Рулады длинные бросались в гонги, Лизался месяц, пробуя волну И пламенно дрожали перепонки, В стараньи к светозарному прильнув. Всласть сыпал горн, взметая к небу звуки, Искрился скат, втянув кораллы дня, И в мехах охренительной мяуки Металось эхо нежных *б*нят.

* * *

Поднялись и трепещут моллюски. Носит в пламени верность дождя. В эмпирейном движении утки Мне бокал высекают из льда. Я лечу в разветреньи тарзанок, В поцелуях протяжной воды, И внеклассная развитость самок Замыкает чудесья следы. Волкоплесен, кто небо ковырит В неосыпном питании лон. Плещет магия. В ульях навылет Льется лыком на страсть Вавилон. Рьяно. В теплых столбах вереница Напоенных раскрашенных барж. Там в солении слез земляника Лямкой солнца сосет вернисаж.

* * *

В налитом холме змеечадья Волнуется слиток колес. И резко — на сжатие глади Плывет чародей-змеесос. Сминается танго на крепость, В бемолях безчинствует спрей, И кротость державного секса Ломает лавины во мгле. Лепечет и клЮет устройство Внутри неизведанных жал И шмарно в утробе роллс-ройса Разденствует влага коал.

* * *

Мир незримо тонко сеет лозным ветром облеканий, Фиолетовые камни нижут в тон движеньям пульс. И резвеет светлый парус уплывающих закланий, И звереет бес касаний, попадая в глыбость луз. Быстро, хлестко, с разворотом, в настигающих укусах, Окаймляющим по нерву венценосным мундштуком, В миг, когда фонит в разрезе запорхнувшим острым потом, Избавляющим из трезвых, выносящим из оков. Лунно. Огненные сани — ледяным горящим трапом. Растворенной аскорбинкой вызревает пламя игл. Я лечу в шприцах касаний, раздирая тьму галактик, И так ясно, властно, винно в сердце бьется материк.

* * *

Лиловатое танго в разрезе, Оседает экватор на нуль. В мировое свидание съезди, Где вихрится прозрачный июль. Откровение сдавленных клеток, Сизых волн наливная мозоль, Разлетающих веток и фетра Замирает соленый бемоль. Стынут жабры, громит волосаток Разделенный скобой Аквилон И премудрие славно носатых Выстригает отверстие лон. Броско. В ливне щебечут русалки, Разветвляется в вены каскад И меж каст облегающим тальком Заалевшие луны висят.

* * *

Мерцающий олень, расстёгивать минуты, В коленях рассыпая талый лёд, Где рисовая нежность поколений Сцепляет пляску в фонаря диод. Ломаются в струне конфеты И титлы бесят одноглазых фар, И на раскосом перегное ветра Тоскует скука рыжих кукабар. Спекаются в носу винтовки, Каноны освежают естество, И струи диаманствуют котовно, В лампасы ночи кутая Прево. О звон носка, о вылитость отары, Швыряньем леса длится власть дискет, И жутко ослепляются комары, Бисируя на таинствах планет.



=========================================================================

Елена Семёнова – поэт, обозреватель книжного приложения к «Независимой газете» – «НГ-Exlibris». Родилась и живёт в Москве. Окончила Литературный институт им. А. М. Горького. Стихи, статьи и эссе публиковались в «Литературной газете», газете «Трибуна», журналах «Юность», «Дети Ра», «Литературный Иерусалим», альманахах «Московский год поэзии», «День поэзии», «Среда», «Паровозъ», «ЛиФФт», «Другое полушарие», на порталах «Лиterraтура», «Культурная инициатива» и др., в антологии «Крымские страницы русской поэзии» (2015). Автор поэтических книг «Стихотворения» (1996), «Испытайние» (2017), «Некрологика» (в соавторстве с Михаилом Квадратовым и Андреем Чемодановым; 2018), книги детских стихов «Камушек, фантик, цветок» (под псевдонимом Лена Листик; 2019). Дипломант Международного литературного конкурса «Бежин луг» (2018).


Просмотров: 30

Недавние посты

Смотреть все

© 2015-2019 СРЕДА        информация, размещенная на сайте, предназначена для лиц 18 лет и старше