Людмила Вязмитинова

Пост обновлен 9 дек. 2020 г.


Тонкая СРЕДА-2020-2(15) К СОДЕРЖАНИЮ


***

Небо синее-синее выжжет тебе глаза,

чтоб в глазницах могли прорасти оконца.

И тогда ты увидишь ― если поедешь назад,

что ты сделал чёрным моё золотое солнце.

Сколько колосьев невызревших там и тогда,

в поле, распаханном ― не тобою.

А над ними ― года, нет, над ними – вода,

тяжёлая, заражённая болью вода,

чёрный штрих-код, несомый тяжёлой волною.

Поднимаю руки. Я делаю это с трудом.

Но я делаю: я крушу и бушую.

Под ногами осколки ― мой бывший дом.

Но живу я. С трудом, но живу я, дышу я.

Кто поднимет мне веки? Кто скажет мне «имярек»?

В жёлтых водах каких древних рек

растворится мой мозг, в биллионы солнц облекаясь?

Человек уходит. Or not to be тебе, человек?

Я иду ― в глазах твоих более не отражаясь.


***

выхожу один я

ты выходишь один

он выходит один

он выходит один

он выходит один…

выходим по одному

и входим по одному

такое вот броуновское движение\

эпохи самоизоляции

в этом мире мы нереальны друг для друга

в этом мире мы нереальны

этот мир нереален

он ― без-zoom-ен

выхожу один я

из нереального без-zoom-ного мира

я вхожу в мир zoom-а

ты входишь в мир zoom-а

он входит в мир zoom-а

он входит в мир zoom-а

он входит в мир zoom-а…

в том мире – мире zoom-а

мы реальны друг для друга

проявляясь в рамке окна в тот мир

кто ― по пояс

кто ― в портретном варианте

кто ― рисунком аватара

кто ― лицом в анфас во все окно в тот мир

выхожу одна я на дорогу

входа в тот мир ― мир zoom-а

единственный ныне реальный для мы

тот мир

мир поэзии

мир дружбы

не хочу выходить

в этот мир

без-zoom-ного одиночества

без-zoom-ной пустоты

без-zoom-ству храбрых поём мы песню!

ПАМЯТИ ПОЭТА И ЛИТЕРАТУРНОГО КРИТИКА ВЛАДИМИРА ГЕРЦИКА

И вот стою я, уже почтенных лет от роду,

поэт и литературный критик

(так именуется моя персона в биографических справках,

опубликованных во множестве бумажных и сетевых изданий),

стою в одном из ритуальных залов ЦКБ г. Москва

(родного любимого города, столицы всё еще огромной страны)

в средней величины толпе прощающихся с покойником,

процентов на тридцать состоящей

из таких же поэтов и литературных критиков

(также поименованных таковыми в тех же изданиях),

прозаиков не наблюдается ―

видимо потому, что стоим мы на церемонии прощания

с Владимиром Герциком, поэтом и литературным критиком,

широко прославленным в узких кругах как любитель поспорить

и адепт пресемантизма ― теории, автором которой является он сам,

поэтому тайна этого термина ушла вместе с ним.

Обстановка для церемонии прощания несколько необычная:

около гроба нет священника, в подсвечниках нет свечей,

гроб, в котором лежит покойный поэт и литературный критик,

не обит тканью и выглядит, как ящик из досок,

используемый для доставки ― теперь я знаю, что и людей,

по крайней мере, усопших.

Всё это, видимо, потому что усопший был буддист,

как я узнала на той церемонии прощания.

Поэтому в толпе прощающихся стоит человек в оранжевых одеждах.

Он говорит, что усопший ушёл из жизни в день большого праздника,

и это благоприятно для его посмертной судьбы.

Я не удивляюсь этому: покойный был, хоть и непримиримый спорщик,

но доброжелательный, весёлый и лёгкий на подъём человек.

И на фотографии, принесённой в ритуальный зал,

он смеётся ― так, как умел смеяться только он ― одними глазами.

И я вспоминаю, как в ныне легендарное время на рубежа 80-х и 90-х

он бодро вел группу приобщающихся к новой тогда литературе

― в их числе была и я ―

по советским дворам в районе метро «Академическая»

в литературный клуб «Образ и мысль»,

ныне забытый, а тогда прогрессивный,

открытый ― шутка сказать, ― самим Эпштейном,

вскоре эмигрировавшим в Штаты.

А в последний раз я видела живого Владимира Герцика

два года назад ― мы плелись с ним в хвосте растянутой колонны,

во главе которой бодро шёл поэт и культуртрегер Данил Файзов,

ведущий группу разного возраста поэтов и литературных критиков

к месту празднования дня Победы в подмосковном поселке Дунино.

Мы обсуждали с Герциком некоторые аспекты теории пресемантизма,

и привычно спорили о взаимодействии науки и искусства.

А потом в числе прочих собравшихся на праздник Победы в Дунино

вкушали гречневую кашу, приготовленную полевой кухней,

а ещё потом, в числе прочих поэтов и литературных критиков,

читали стихи ― свои и на свои.

Он, помнится, читал свои, а я ― не свои.

И я спорила с ним и не знала, что вижу его живым в последний раз.

И в ритуальном зале, который казался голым

без горящих свечей и пышной обивки гроба,

под время от времени звучащую тихую музыку

читались стихи, стихи, стихи…

И на поминках, состоявшихся в научном учреждении,

расположенном на задах Министерства иностранных дел,

в котором покойный до конца своих дней служил математиком,

читались стихи, стихи, стихи…

Их читали пришедшие помянуть Владимира Герцика –

не только сотоварищи по литературному цеху,

но и его сотоварищи по математике и буддизму,

и по артпсихологии ―

на поминках выяснилось, что он был ещё и артпсихологом.

И когда я выбиралась из переулков на задах МИДа

к станции метро Смоленская-синяя,

торопясь на организованные мною поэтические чтения,

в ушах у меня звучали стихи, стихи, стихи…

И уже подходя к метро я увидела праздничную процессию,

славящую буддийский праздник,

в первый день которого умер поэт и литературный критик

Владимир Герцик.

А у самого входа в метро я купила веточки вербы,

поскольку в тот день была Вербная суббота,

и ― редкая удача ― у той же продавщицы недорого купила платье,

которое, как мне потом говорили, мне очень к лицу.

Вечная тебе память, поэт и литературный критик Владимир Герцик!

Хоть я и не верю в вечную память.

Но пока буду жить, буду помнить тебя,

одного из героев литературных как 90-х, так и последующих лет,

сотоварища по команде молодости нашей.

Хотелось бы свидеться с тобой в литературном раю,

и читать там стихи, стихи, стихи…

Просмотров: 34

Недавние посты

Смотреть все

Дан Пагис в переводе Меира Иткина

В то время как ветер несётся над водами, возвращаясь к тому, кто дал его, пока флаг падает с носа фрегата, и бунт в брюхе ужаса трюма...

© 2015-2019 СРЕДА        информация, размещенная на сайте, предназначена для лиц 18 лет и старше