Роберт Саутвелл (R. Southwell) и Джером Роттенберг (J. Rothenberg) в переводах Яна Пробштейна


Тонкая СРЕДА-2020-2(16) К СОДЕРЖАНИЮ



Роберт Саутвелл (RobertSouthwell, 1561?-1595) — писатель и поэт, получивший образование во Франции и Италии, подпольный католический священник во времена королевы Елизаветы, современник Шекспира и Бена Джонсона, прославлял в стихах и прозе мученичество. Был арестован, подвергнут пыткам Ричардом Топклиффом, которого поэт Джеффри Хилл назвал «свирепым психопатом», после чего заключен в Тауэр, а затем повешен и четвертован; ему было 33 года. В 1970 году папа Павел VI причислил Саутвелла к лику святых. (см. Robert Southwell SJ)

Горящее дитя

Когда стоял под снегом я в седой ночи зимой,

Нежданный жар вдруг раскалил мне сердце головнёй;

Со страхом я поднял глаза, стремясь увидеть пламя,

Младенец чудный весь в огне предстал перед глазами;

Он, жаром пожран, слёз такой обильный лил поток,

Как будто погасить он тем, что огонь питало мог.

«Увы, —изрек, — едва рожден, я брошен в жар огня,

Не может сердце здесь согреть никто кроме меня!

В груди невинной — печь, дрова — колючки терний,

Любовь —огонь, а вздохи —дым, зола—позор, презренье;

Здесь Милость раздувает жар, а Справедливость топит печь,

Чтобы грязь душ людских, расплавив в горне, сжечь.

Я очищаю их собой, в огне сейчас горя,

Своей омою кровью их, когда расплавлюсь я».

Промолвив это, он исчез из вида моего,

И сразу вспомнил я в тот миг, что было Рождество.

Пер. Яна Пробштейна

The Burning Babe

By Robert Southwell SJ


As I in hoary winter’s night stood shivering in the snow,

Surpris’d I was with sudden heat which made my heart to glow;

And lifting up a fearful eye to view what fire was near,

A pretty Babe all burning bright did in the air appear;

Who, scorched with excessive heat, such floods of tears did shed

As though his floods should quench his flames which with his tears were fed.

“Alas!” quoth he, “but newly born, in fiery heats I fry,

Yet none approach to warm their hearts or feel my fire but I!

My faultless breast the furnace is, the fuel wounding thorns,

Love is the fire, and sighs the smoke, the ashes shame and scorns;

The fuel Justice layeth on, and Mercy blows the coals,

The metal in this furnace wrought are men’s defiled souls,

For which, as now on fire I am to work them to their good,

So will I melt into a bath to wash them in my blood.”

With this he vanish’d out of sight and swiftly shrunk away,

And straight I called unto mind that it was Christmas day.

Наш современник американский поэт Jerome Rothenberg (Джером Роттенберг, р. 1931), используя аллюзии на это стихотворение, написал цикл стихов «Горящее дитя» о Катастрофе.

Горящее дитя

1

дитя

младенец мальчик

он поет

он столь обычен

на ручках выросли перья

& он летит в ваш сон

& исчезает из виду

плывет он среди мертвых

дорогих отбывших

маленький царь

сколько раз нам

брести напропалую

& вписываться как скрипка

скакать с тобой

агнец в поисках агнца

в мир младенца

яркий & ярый

для удара воздевающий руку

& наблюдая как

твоя собственная рука

дрожит

взрывается

как возникают миры

в огне



2

Из Саутвелла

прекрасное дитя

в воздухе

пылает и блестит

кожа треснула

от жара, слезы его

хлещут потоком

но бесполезным

не в силах потушить огонь

но питая пламя

новорожденный

& пылает как дитя

как агнец на вертеле

он кричит но никто

не слышит и не чувствует

жар, который чувствует он

грудь его — печь

питаемая раскаленными шипами

от коих он кричит

«безгрешная любовь

о вздохи & пламя

дым & пепел

стыд и глум

языки злого правосудья

голодная улыбка милосердья

младенец растворился

как расплавленный металл

бросив себя

в яму

куда другие падают

& исчезают

умывшись кровью

Пер. Яна Пробштейна

Просмотров: 52

Недавние посты

Смотреть все

Алексей Чудиновских

Тонкая СРЕДА-2021-2(18) (к №18) * * * надышаться не может всё перекраивает, и что нельзя тоже развеял дым на время себя повторяет, втрое сильнее разлучает и гонит — лучше так, говорит, от себя: лёд х

Елена Георгиевская

Тонкая СРЕДА-2021-2(18) (к №18) * * * разрубили множество камень пустой щербина полуночи полученности (?) половина моста должна ожидать, но не ожидает сквозь уничтожение просвечивают края покоя словн