Франко Арминио. Перевод с итальянского языка Петра Епифанова

Обновлено: 3 дня назад

Тонкая СРЕДА-2021-2(18) (к СОДЕРЖАНИЮ №18)




Франко Арминио (род. 1960) живёт в селении Бисачча провинции Авеллино. Это удалённая от моря и крупных городских центров, гористая, неплодородная, традиционно самая бедная часть региона Кампании. Жизнь здесь всегда была нелёгкой. В течение ХХ века население этих мест неуклонно уменьшалось; особенно тяжёлый удар по ним нанесло сильное землетрясение 1980 года. Франко с детства был свидетелем ускоряющегося распада крестьянской общности и её традиционной культуры. Не находящая покоя мысль о судьбе своей земли ещё в юности пробудила его поэтический и гражданский голос.

С тех пор он выпустил около тридцати книг стихов и прозы и снял ряд документальных фильмов. Две книги короткой прозы Арминио — «Открытки с того света» и «Новые открытки с того света» — изданы и на русском в переводе Геннадия Киселева.

Арминио называет себя паэзологом, от слова «paese» (селение, земля, край, страна).

Его «паэзология» представляет собой способ интенсивного, вдумчивого «переживания» ничем не примечательных маленьких, подчас полуживых селений в глухих уголках Италии, воскрешения их в себе в качестве воплощённого единства человека и природы, труда и красоты. («Агиография географии», пошутил по этому поводу один итальянский журналист.) Арминио свойственен горячий общественный темперамент; он участвует в местных политических и общественных баталиях, много ездит по Италии с лекциями и чтением стихов.

Франко задел итальянское общество за больной нерв: многие итальянцы, чьи отцы или деды в поисках лучшей доли ушли в города, и сегодня ощущают в себе зов крестьянской крови и вину перед покинутой малой родиной. И призыв Арминио к воссозданию и обновлению сельской жизни их глубоко волнует.

Надо подчеркнуть, что вопреки существующему в Италии антагонизму между Югом и Севером, Арминио популярен не только у себя в Кампании, его творческие вечера собирают сотни слушателей в любом регионе страны. Привычка Арминио обращаться не столько к отдельному человеку, сколько к людям как общности, чувствуется и в его стихах: многие из них звучат как своего рода проповеди (притом, что поэт совсем не религиозен). Удивительно, но в наше время, вообще мало склонное к безусловному доверию кому-либо и плохо принимающее проповеднический тон, Арминио удается говорить так, что ему веришь.

Пётр Епифанов





















* * *

И как же это другим удаётся

нас забывать?

Целую ночь

говорить буду любящим:

не забывайте друг друга.

Смысл мира лишь в том,

чтобы в нём жили три вещи:

растения, животные,

любящие.

* * *

Есть женщина, одинокая. И есть мужчина, одинокий тоже. Травинки без имени, присутствия, краткие словно закат, ускользающие обаянья. Мир обходите с открытой душой, жизни доверьтесь и смерти. Придёт ваш мужчина,

придёт ваша женщина, придёт, если нервы подставите ветру, если будете промоиной в поле, зверем в лесу. Доверьтесь, придёт — чуть раньше, чуть позже — прекрасное счастье, прогнавшее сон.

* * *

Благословен да будет свет

ошибки, мимолётного забвенья,

что вдруг тебе обдаст крапивой руки,

сердце, чей век как пламя

от спички восковой.

Да, так коротка

жизнь, так строга — но она и моего кота

ласкающийся выгиб на балконе,

плеск в умывальнике воды.

Не «мало» и не «много» —

решение не в этом, и не в «здесь»

или «не здесь», оно

в той грации, что отвлечёт тебя

от самого себя, в том жесте,

каким прощенья просят за ошибку.

Благословенна будь чреда минут,

что проведём среди живущих, — а затем

благословен будь и остаток:

ничто, ноль, ýмершее время.

* * *

Конечно, мне милее умершие;

меня до слёз пробирают собаки

раздавленные на дороге,

и край мой в дни сильного снегопада,

и в рассказах моих стариков, и в боли

тех, кто переползает года

точно ветки терновника.

Я клялся и клянусь каждый день

остаться верным тонкой красе

каждого листика, каждого муравья.

Знаю, есть мир людей,

знаю тех, кто его калечит,

но время, что мне осталось

в таинственном чередованье

вдохов и выдохов, потрачу

лишь на одно — буду искать чистых;

знаю, они ещё есть.

Другим, если есть где-то Бог, Он, надеюсь,

пошлет благодать жизни долгой

и в добром здоровье.

Подумать только, ведь это ужасно:

жить на свете без света.

* * *

Однажды, наконец,

тебе надо понять:

скорбь, тобой понесённую,

— тебе не нести её вечно.

Отпусти себя,

эта несчастная взрослая жизнь

не может платить без конца

долги детства.

Объяви,

что все твои вины исчерпаны,

наказанье — отбыто.

Отныне и впредь каждый день

будет как раньше,

но внутри —

более точен и верен, прозрачен

и искренен.

Твой долг лишь в одном —

в нежности, сколь возможно,

к тому, кто придёт, кто уходит.

Он — праздник в сердце твоём.

Сумей же хоть как-нибудь

отпраздновать

сердце другого.

===========================


Франко Арминио (род. 1960) – итальянский поэт, прозаик, публицист, кинорежиссёр, общественный деятель. Печатается с середины 1980-х гг. Автор почти 30 книг поэзии и прозы, а также четырех документальных фильмов.

Некоторые книги Арминио удостоены престижных премий: сборник «Terracarne» («Земля-плоть») – премии Карло Леви и премии Вольпони (2011), книга прозы «Cartoline dei morti» («Открытки с того света») – премии Дедалус (2011), «Cedi la strada agli alberi» («Уступи дорогу деревьям» – премии Бранкати (2017). В 2018 г. получил «позолоченную бронзу» фестиваля поэзии и анимации «Анимави».


Пётр Епифанов – поэт, прозаик, переводчик. Родился в Красноярске в 1963 г., окончил исторический факультет Московского университета. Переводил с французского языка философские труды Симоны Вейль и Франсуа Федье, стихи и прозу Филиппа Жакоте, с итальянского – стихи Франческо Петрарки, Якопо Саннадзаро, Джузеппе Унгаретти, Дино Кампаны, Антонии Поцци, Витторио Серени и др., прозу Бальдассаре Кастильоне и Джамбаттисты Базиле.

Просмотров: 5

Недавние посты

Смотреть все

Алексей Чудиновских

Тонкая СРЕДА-2021-2(18) (к №18) * * * надышаться не может всё перекраивает, и что нельзя тоже развеял дым на время себя повторяет, втрое сильнее разлучает и гонит — лучше так, говорит, от себя: лёд х

Елена Георгиевская

Тонкая СРЕДА-2021-2(18) (к №18) * * * разрубили множество камень пустой щербина полуночи полученности (?) половина моста должна ожидать, но не ожидает сквозь уничтожение просвечивают края покоя словн