Татьяна Виноградова

Обновлено: окт. 24

Тонкая СРЕДА-2021-2(18) (к №18)








+





*










*

***




ДАНТЕ-КОЛЛАЖ


Данте едет в новеньком "феррари". Старина Вергилий в красных штанах совершает пробежку по парку. Паоло и Франческа записывают аудиокнигу "La Divina Commedia". Цербер рекламирует собачий корм. Сатана майнит биткойны, климат для серверов в девятом круге - в самый раз. Котлы чертовски холодны. И страсти тоже. Ещё один день в комфортабельной преисподней. DANTE-COLLAGE Dante drives a brand new Ferrari, while old Virgil in red pants is jogging in the park. Paolo and Francesca are recording the audiobook "La Divina Commedia". Cerberus advertises dog food. Satan mines bitcoins, in the ninth circle the climate for servers suits perfectly right. The boilers are damn cold. And the passions are too. One more day in comfortable inferno.

ГИФКА Иногда в комментах так и хочется воткнуть очаровательную какую-нибудь, юную и невинную гифку. Поставишь, полюбуешься - милейший моветон, дивная дурновкусица, а она вся - туда-сюда, туда-сюда, прям виляется-мотыляется, и в глаза так заглядывает преданно: мол, люба ли тебе моя цифровая краса, человечек ты мой аналоговый? А человечку-то с третьего повтора уж и надоело, как она, красотуля-смешнуля, дёргается - смотреть невмочь, с души воротит - душа-то у него аналоговая, ламповая, ей разнообразия нужны, пусть даже и безобразия... А гифка всё наяривает, да подмигивает, да вприсядочку, да вприкусочку, да цыганочку с выходом... Перед тем, как свершиться удалению надлежит, обречённая гифка, словно почуяв что-то, замирает, стремится остановить свою стремительность, изменить своей изменчивости, притвориться всего лишь обычной фотографией, иллюстрацией, рисуночком, цифровым изваянием - и думает при этом: только б не удалили, не дилитнули, только б дали еще просто пожить, хоть бы и в обездвиженности этой жуткой, в параличе, но - хоть бы дали, дали, да... Нет.

ЛЮБОФФЬ


между твоими эмодзи и моими аватарками разворачивается роман эмо изменчивы и настойчивы авы уклончивы и ироничны они посылают друг другу сердечки они то хмурятся то улыбаются блаженно они дарят друг другу цветы и звёзды и милые лица всяких пушистых зверьков похоже скоро у них начнётся долгая и счастливая жизнь и дилитнут их в один день отправив в облачный рай где пребудут они нетленны


ЭТО МЁРТВОЕ УТРО...


Это мёртвое утро еще до рождения превратилось в руины у тёмных столиц множество улиц-лиц верениц призраков облизывающих отравленный снег нанизывающих бусины твоей жизни на длинный полубезумный беззубый смех но здесь даже призраков морят голодом солнце не встанет над этим городом с дрона сыплется хищный снег Хватит на всех

Д И П Т И Х

1.

ДЕВОЧКИ ВОСЬМИДЕСЯТЫХ все эти девочки восьмидесятых в свитерах или батничках в самопальной джинсе или в спекулянтских ливайсах с причёсками сэссон или каре или просто с русалочьими локонами на черно-белых фото они почти серьёзны они слушают "аквариум" или "дорз" галича или авангардный джаз на хриплых кассетниках они прутся на дискотеках под туповатый "оттаван" и артистично выступают на комсомольских собраниях они прогрызают железный занавес и он становится кружевным они курят и пьют и не только они трахаются как богини они снисходят к мальчикам-восьмидерастам они тянутся к взрослымженатымумнымбеднымбогатым шестидесятникам и семидесяхнутым они с удивлением глядят на родителей но предпочитают молчать иногда они заводят семью рожают детей ― тех, которые будут расти в девяностые, но это уже другая песня - они учат английский по бонк и основы медитации по бледным лепесткам ксерокопий девочки восьмидесятых не любят фотографироваться им это ни к чему это всё пустое ещё ортега об этом говорил или не ортега а другой какой-нибудь полузапрещённый мыслитель плетущий паутину доктрин на лепестках ксерокопий девочки восьмидесятых родились выросли стали питькуритьинетолько при брежневе и вполне себе угнездились в системе освоив двоемыслие на практике задолго до прочтения оруэлла который даже не полу- а вообще ещё запрещён и которого поэтому они обязательно чуть позже прочтут чтобы пожать плечиками в дешёвых польских курточках ну да ну да ну и что девочки восьмидесятых внезапно проснулись пенсионерками и никто о них ничего не знает и сами они почти ничего помнят потому что не очень любили фотографироваться и не вели блогов в сети и только разодранные кружева железного занавеса иногда прозвенят по ним - тоненько и тоскливо - да оцифрованный джим моррисон пропоёт им she lives in love street из своей метавселенной куда они эти дивные девочки всё равно так и так попадут

2.

ПЕСНЬ О ЖЕНЩИНАХ БАЛЬЗАКОВСКОГО ВОЗРАСТА

(сидя на концерте в клубе "Свалка", такой типа рэпперский речитатив) Женщины бальзаковского возраста, женщины с седою бородой, они всегда остаются, они платят за всё. – За мужей, которые пьют, – за любовников, которые спят, – за детей, которые курят, – за страну, которой не стало, – и за секс, которого нет! Женщины бальзаковского возраста читают Толстоевского в метро, подбирают сумки и юбки, скатываясь по лестницам в Великое Ничто!.. – Они приходят домой. – Они не включают свет. – Они не отражаются в зеркалах... – О-о. Женщины бальзаковского возраста по ночам спят лицом к стене, отвернувшись от храпящих мужчин в сторону Великого Ничто. Женщины бальзаковского возраста любят тяжёлый рок, любят Стивена Кинга, еще они любят «Бифитер» с тоником, еще они любят... – Нет, НЕ ТЕБЯ! О-о-о! ...Эти женщины бальзаковского возраста, они всегда остаются, они всегда остаются в живых, – хотя всех их давно следовало сдать НА СВАЛКУ! О-о! Женщины бальзаковского возраста, женщины с седою бородой, они всегда остаются, они имеют право НА ВСЁ!

Просмотров: 44

Недавние посты

Смотреть все