Юлия Архирий. КОВЧЕГ В КОСМОСЕ

Тонкая СРЕДА-2021-2(19) (номер готовится)





КОВЧЕГ В КОСМОСЕ

В проекте «Вселенная» вспомнили Марка Ляндо


В мартовскую субботу в "библиотеке над оврагом" посёлка Малаховка состоялась встреча, посвященная памяти поэта, прозаика, мемуариста Марка Ляндо (1931 – 2020), организованная проектом «Вселенная» под руководством Николая Милешкина. В библиотеке собрались члены семьи Марка Александровича, а также старые друзья: поэты, писатели, музыканты. Все они знали Марка в разные периоды его жизни, все оказались втянуты в орбиту его творчества, в космическую Одиссею его судьбы.

Когда-то в нулевых годах судьба привела меня в маленький дом на краю поля в подмосковном посёлке Егорово (который является частью посёлка Томилино). Тихий населённый пункт, словно замерший на грани городской цивилизации и деревенской жизни. Дом, окружённый фруктовыми деревьями – яблонями, вишнями, алычой – и буйно разросшейся сиренью…

Здесь я и познакомилась с Марком Ляндо, удивительным поэтом, счастливым человеком, радушным хозяином, двери дома которого были открыты для всех творческих людей – поэтов, композиторов, музыкантов, художников, философов…Подаренное дому гонимыми всех мастей имя – «Ковчег» – на самом деле оправдывалось десятилетиями. «Ковчег в полях» – это имя всегда звучало надеждой на тёплый кров и гостеприимство хозяев, семьи Марка Александровича.

Ковчег в полях – это не только прибежище для тех, кто в нём нуждается, это, фактически, метафора всей жизни его временного владельца, – временного, поскольку мгновенность и мгновечность бытия полностью им осознавались и всегда звучали в его стихах. Ковчег – пристанище среди бескрайнего поля, в центре огромного мира, в бесконечности Вселенной, хрупкий человеческий мир, тёплый дом, свет окон в зимней морозной ночи… Здесь, в этом кусочке пространства, соприкасались вечность Вселенной и мимолётность бытия человеческого существа. Здесь встречались свет и тени, летали бабочки- махаоны, бушевала сирень по весне и горели над домом, над полем, над миром бесчисленные созвездия. Однажды в этом доме было написано стихотворение «Орион», которое каждой строчкой свидетельствует о поэте Марке Ляндо, как о русском – и не только русском – поэте-космисте:

В предзимней темноте / По звездной крутизне / Восходит Орион… / Вот выпростал / Сквозь чернь / Дрожащей алычи / В ночи / Он руку в миллион парсек / С горящей Бетельгейзе / Над плечом — / Своим копьём / Звездальный человек…

Здесь созерцание звёздной бездны сопряжено с образом Человека – так же, вероятно, видели это ярчайшее созвездие древние греки… Человеческое, запечатлённое в небесах, мимолётное, записанное звёздными письменами…

...Восходит Орион / Уж сколько лет — / Сквозь осеней и зим... /...Когда-то был я диким, / Молодым / И простирал я ветви рук / В полнощный небосклон — / Туда, где он всплывал, / Как световой / Циклон! / ...Скажи, кто я ? – / Всего лишь глины взвесь? / Иль трепет зеркала, / Где Космос весь?!..

Проходят годы, а Орион всё так же ярок – небесный охотник, над которым не властно течение «осеней и зим». Здесь, на земле, человечек простирает руки в высоту, наполненную звёздными огнями, тоскует и зовёт, бесконечно вопрошая – кто я? откуда? куда иду?..

И ответ приходит – из звёздной глуби, равновеликой человеческому разуму, способному объять неохватность Космоса:

И я, уже забывши, кто я здесь, / Вонзался ввысь, в миров горящих взвесь / И с ним, в огне слиясь, уже я — он: / Парю, пространно звёздный Орион! / Гори он! / Горю я, / Возлетая — / В эту арфу космических струн, / В рифмы / Огневихрящихся / Рун!..

Человеческое существо оказывается самой Вселенной, границы потеряны, космический вихрь поднимает душу над земной суетой.

Над юностью, / Над ветхостью. / Над гомоном дорог, / Над немотой. / Над муравьиной пестротой земной, / Как звёздный бог!..

Беспредельность космоса предельно ясно осознаётся в морозную ночь, в Богом забытом посёлке, благо, что родной дом рядом, и свет его окон пронизывает окружающую тьму.

И тогда звучит вопрос – о Той, Художнице мира, Вечной Женственности, «Величавой Вечной Жене», как писал любимый Марком Александровичем Блок.

Это её земное воплощение, её милый лик поэт находит в своей любимой, подруге, жене, матери своего сына – это их вечный роман, вечная, как Вселенная, тема стихов. Ей посвящена первая книга стихов Марка Ляндо – «Альфа наших зорь», где космическое оказывается неразрывно связано с земным, любимая женщина вдыхает «душу живую» во все вещи мира, а земная любовь, являясь осью мироздания, «движет солнце и светила».

Поистине, стихи, написанные Марком Ляндо – это стихи, написанные счастливым человеком, умеющим радоваться жизни (вспомним его «Виногимн») и дарить эту радость другим людям. Человеком, который мог бы по праву сказать в конце своих дней – «чаша моя преисполнена». И передать эту чашу, полную жизни, своим потомкам и всем тем, кто жаждет.

Кто всегда будет задавать вопросы и ждать от мироздания ответов на них.

Для кого Космос будет вечной обителью, стоит только отворить садовую калитку и пройти по тропке среди кустов цветущей сирени…

В Шахматово



Марк Ляндо – крайний справа



С женой Татьяной и сыном Данилой в Томилино




















































С сыном Данилой














Просмотров: 13

Недавние посты

Смотреть все

Алексей Чудиновских

Тонкая СРЕДА-2021-2(18) (к №18) * * * надышаться не может всё перекраивает, и что нельзя тоже развеял дым на время себя повторяет, втрое сильнее разлучает и гонит — лучше так, говорит, от себя: лёд х