СРЕДОТОЧИЕ / альманах №1, 2016

Андрей  Галкин

 

Вещество исчезновенья

 

 

Непонятно
 

всё куда-то летит
но куда? непонятно
а! понятно!..
что так и должно быть.

ну, то есть — должно быть
вообще непонятно:
куда всё летит
и когда долетит?..

это понятно,
хоть и не слишком, —
ну, что и должно быть
оно непонятно...

но вот куда
всё это летит?..
всё-таки главное-то —
непонятно!..

хотя и понятно,
что не туда...

но это не факт
на самом-то деле!

а может, туда,
куда нам и надо?..
/.../

летит, ну и бог с ним!..
/.../

красиво летит!

 

 

 

Вещество исчезновенья

 

крупица вещества исчезновенья —

 

и ты вкусишь

прогулок бестелесных

 

спасенья тайными вратами

пройдёшь незримый

 

причём

у вещества исчезновенья

есть удивительное свойство:

 

твоё отсутствие

никто здесь не заметит,

ибо

 

в миг твоего исчезновенья

 

появится

неведомо откуда

тебе заменою

твой точный дубликат

 

 

 

Из "Книги Кецалькоатля Истинного"

 

Прежде чем стать

Кецалькоатлем, —

дабы обрести

необходимый для этого поприща опыт,

я сменил

великое множество тел, миров, прописок,

имён и мировоззрений...

 

Но за это время Кецалькоатлем

успел стать кто-то другой!..

 

И теперь одна у меня надежда:

может быть, после этого типа

хоть на самое малое время

мне всё-таки удастся,

как было предначертано,

стать Кецалькоатлем.

(Хотя после него, если честно,

это уже совершенно не в кайф.)

 

О, досадное невезенье!

Ведь это я, непременно я

должен был стать Кецалькоатлем!

Теперь же все молятся

этому бесстыднику-самозванцу,

который нагло нацепил чужие перья

и состроил такой вид,

будто именно он —

всемогущее божество ацтеков!

 

И вы ещё удивляетесь, злосчастные ацтеки,

что от ваших молитв — никакого проку?

Да чем прилежнее ваши молитвы, тем больше

этот злобный шутник над вами смеётся!..

 

Эх, ацтеки, ацтеки!

Ну где были ваши глаза?

Как могли вы принять

беспардонного афериста

за своего божественного пернатого змея?!

Как же круто вы меня обломали!

 

Слышите?

Это говорю вам я,

ваш несостоявшийся Кецалькоатль.

Да и не то, чтобы ваш,

а неизвестно даже чей...

 

 

 

Несколько странных минут

 

Вот они,

эти несколько странных минут,

в течение которых

меняется мир.

 

Подождите,

пока программа установки

подключит основные устройства

и обновит компоненты.

 

Для этого может потребоваться

несколько минут,

в течение которых

всё будет мерцать и переливаться.

 

А теперь сделайте перезагрузку.

 

 

 

Неволшебные сны

 

Неволшебные сны — без чудес,

  без фей и прекрасных замков.

Реальные — до дрожи.

  Монотонные, будничные, больные...

Сны,

  от которых проснуться не так-то просто:

пробужденье, —

  оно само всякий раз только снится.

И нужно

  долго-долго идти сквозь сны,

через мнимые пробужденья,

не оглядываясь,

  не скорбя о потерях,

ничему в этих снах не веря...

А веря

  только

в возможность выйти к яви.

 

 

 

забыть себя забыть

 

забыть себя

на парковой скамейке

на повороте

на пороге

 

в трамвае

в дебрях

на окраине глухой

в бездонной пустоте ничто

 

забыть

и никому не признаваться

что помнишь

в с ё

 

 

 

НЕцентр

 

не центр никакой, а так

где они, центры-то? — нет их!

однако ты метишь в центр

и в центр, наконец, попадаешь

 

и вот ты в центре стоишь

(а центра-то вовсе и нет!)

и думаешь, где ж этот центр?

куда опять подевался?

 

а каждый сам себе центр,

и если его в тебе нет,

то всякий достигнутый центр —

не центр никакой, а так

 

 

 

Отпариватель+впариватель

 

Виртуозно впаривающий впариватель! —

Он даже бравирует

тем, как наглядно демонстрирует

грандиозно отпаривающий отпариватель.

 

Н-да, — один витруозно впаривает,

другой грандиозно отпаривает!

 

Впрочем, на то он и отпариватель!

Конечно, на то он и впариватель!

 

До тех пор от них не отпаришься,

пока не ошпаришься.

 

 

 

Рукописи

 

вы видали,

как горят рукописи?

рукописи горят плохо

 

видимо, плохие рукописи,

вот у них всё и через пень-колоду!

 

а хорошие — пых и готово дело

и от них сразу теплее

 

некоторые вообще как порох

ба-бах — и срывает крышу

 

а зависит от того, чего в них понапишут!

 

когда рукопись поступает в редакцию

её так и проверяют:

 

пых — и нету? —

значит, хорошая была рукопись

можно было напечатать

 

 

 

Маленькой ёлочке

 

 

зимой-то маленькой ёлочке

в лесу вовсе и не холодно

 

нечего её волочить домой

в какое-то там тепло

 

ей тогда уже

не до тепла

 

ей просто-напросто

кранты.

 

 

 

Рыбы

 

Плывут, плывут ночные рыбы.

Плывут, плывут ночные рыбы.

В безмолвии и всё плотнее —

плывут, плывут, плывут, плывут.

 

Они завесят наше небо,

наполнят шёпотами воздух,

закроют звёзды плавниками,

ночь, как аквариум, займут.

 

Они приникнут к нашим окнам,

в ночные комнаты заглянут,

в сердца беспечные ночные —

и всё они увидят там!

 

Как на ладони всё увидят:

как кровь бежит, они увидят,

и как часы бегут, увидят.

И молча дальше поплывут.

 

Плывут, плывут ночные рыбы...

 

 

 

Точка опоры

 

Мне точка опоры —

твоё сердце.

Ибо нами

само поднимает себя

опрокинутое мирозданье.

 

Едва коснувшись друг друга,

мы становимся невесомы,

проникаем в тайну полёта,

в тайну свободы от тела.

 

Нам дано пить из чаши солнца,

нам принадлежит вечность,

нам открыты другая земля

и другое небо.

 

Мы поистине всемогущи,

не поставлено нам предела.

Мы были всем на свете,

и всё было нами.

 

 

 

Поезд-ответ

 

Приходящий — ещё не пришедший — ответ...

Через миг опять уходящий, —

словно поезд, который стоит лишь миг,

и привет!.. А то и вовсе

 

вдруг проносится мимо станции,

позабыв прихватить пассажиров,

взявших билет

отсюда — куда-то туда...

 

А те в недоумении

уже сами не знают, куда?.. —

за каким?!.. — они взяли билет

на промчавшийся мимо поезд?..

 

...А это был

не тот поезд, нет.

 

...Так и —

это был

не тот ответ.

 

/.../

 

Или тот ответ?..

 

 

 

В конце концов

 

однажды

в конце концов

приходишь

к началу начал,

и вдруг

понимаешь тогда:

да ведь это —

одно и то ж!

 

отыщешь

начало начал

только

в конце концов,

а так,

не в конце концов, —

не найдёшь ты

начала начал!

 

если

в конце концов,

то и

в начале начал,

а не

в конце концов, —

увы, без

начала начал...

 

...

о, где ж ты,

начало начал?..

дык, ясно:

в конце концов!

 

 

 

Нас не было

 

Нас не было.

Мы были, но не там.

А там, где надо бы нам быть,

как раз — увы…

 

Но где же были мы?

М-да… Были мы

вдали от мест,

где надо бы нам быть.

 

Мы были там,

где быть не надо б нам…

Не надо бы!..

Но там и были мы.

 

А там, где надо,

все искали нас.

Но как же отыскать,

когда нас нет?!

 

Но в нас нуждались

и искали — там.

 

Но не нашли.

 

Поскольку в тот момент

Нас не было.

 

Мы были, но не там.

 

 

 

Сон-мы

 

сон-трава...

 

сон-озеро...

сон-мга...

 

сон-дорога

и сон-вся-недолга

 

сон-деревья

(их ветвей — тьмы)

 

сон-деревня,

в оной — сон-мы

 

…за ушедшим

бег напрасный вдогон

 

сонм сомнений

и обид сонм

 

чтоб забыться,

укуриться в дрова...

 

провалиться

в сон-дурман...

 

сон-трава...

 

 

 

О, что я только не имел в виду…

 

Вдруг спросят: что имели вы в виду?

Или грубей: шо ты имел в виду?

 

Запнусь, ссутулюсь... и вообще, уйду,

в полубреду, предчувствуя беду...

 

О, господи, что ж я имел в виду?..

Хоть что-нибудь — имел ли я в виду?

 

А впрочем, да! Я всё имел в виду!..

О, что я только не имел в виду!

 

И это я, и то имел в виду!

Я абсолютно всё

  имел

  в виду!

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

Андрей Галкин 

(фото Алексея Фокина)

   Галкин Андрей Владимирович - поэт, драматург, театральный режиссёр. В Союзе российских писателей с 1998, в Союзе Театральных Деятелей РФ с 2013, с 2014 председатель Тульского отделения СРП. Окончил Тульский политехнический  институт  и московское Высшее театральное училище им. Б. Щукина. Первая стихотворная публикация — в газете «Время» (новогодний спецвыпуск многотиражки тульск. з-да «Штамп», 1990). Автор сборников стихов «Противъ часовой стрелки» (Тула, типография з-да «Тулачермет», 1996) и «Обоюдоостров» (Тула, изд-во «Левша», 2002), печатался в российском журнале поэзии «Арион» (№ 4’2002 и 2’2004), журнале «Современная драматургия» (№ 4’2003 и 1’2005) и др. Лауреат всероссийского  литературного конкурса «Сады лицея» (2000), проведённого «Лит. газетой» и Институтом журналистики и литературного творчества. В 1994-98 — руководитель театра-лаборатории «Метатеатр-Трагикон» при Тульск. гос. университете, среди проведённых худож. акций спектакль-импровизация «Осенняя модель мироздания» (1995), выставка объектов (метафиксаций) «Приближение к реальности» в тульск. галерее «Ясная поляна» (1998). Работал режиссёром в театре драмы им. А. Островского в г. Димитровград Ульяновской обл. (2003-04), в тульск. муницип. театре рус. драмы «Эрмитаж»(2007-11). Пьесы Г. входили в лонг-листы Междунар. конкурса драматургов «Евразия» в 2010 и 2011. По его пьесам поставлены спектакли в Архангельском гос. театре драмы им. М. Ломоносова – рок-опера «Волшебная флейта» (2012) и «Морожены песни о счастье» (2013). Поставленный Андреем Галкиным по рассказу Н. Лескова спектакль «О рубле неразменном» в тульской студии «Республика» стал дипломантом Третьего Российского Открытого фестиваля «Радуга детства» (ноябрь 2014, Москва, ДК «Рублёво»). В спектакль-проект «Монологи городов-героев» (состоялся 9.5.2015 на Театральной площади в Москве) московского театра «Школа современной пьесы» вошёл написанный Андреем Галкиным  «Монолог Тулы». В 2015 преподавал русский язык и литературу в Тайшаньском мед. университете (КНР, г. Тайань провинции Шаньдун). В сериале «Повороты судьбы» (2013, реж. А. Замятин) снялся в роли Алексея Соболева.