СРЕДОТОЧИЕ / альманах №1, 2016

Леонид  Борозенцев

 

 

 

 

ЗАРУБКИ НА ПАМЯТЬ

Так и писать: задремавшими пальцами в глине,
В танце мгновений, в пьянящем его серпантине
Музыку комкать касанием губ вразнобой,
В камень врастая, твой рот наполняя собой,

Каплей катиться по бархату розовых щёк,
Небо вдыхая (а что бы для счастья ещё?),
Дольками свет нарезая лимонной Луны,
В ритме волны колыхать твои терпкие сны.

Лунные тени, как мрамор: с прожилками рук.
Шелест мгновений в гончарный смыкается круг,
К канувшей ночи на миг обращая свой взгляд.
Губы твои — обжигающий медленный яд.

 


ХОЛОДНО

Наша юность жестока, как в бисер игра,
Как надежды, что преданы ветру до срока,
Как мечта онеметь, чтобы больше не врать,
Как о завтрашней смерти случайные строки.

Так, пройдя лабиринты намеченных схем,
За собой ты сжигаешь ступени, но всё же
Зябким утром без сна согреваешься тем,
Что украсть обо мне у забвения сможешь.


ПЛАСТИНКА

Быть в себе, как в комнате Иосиф,
Замкнутым, как арестант без права
Переписки и прогулок ежедневных,
Чувствуя, как наползает осень
И берет последние октавы,
И беснуется в раскатах гневных,

Так и эдак плетью многоструйной
Хлещет по лицу, течёт за ворот,
Дрожью забирается под кожу,
Обжигает губы поцелуем.

Быть в себе и чувствовать, как город
Жизнь твою безжалостно итожит,
Продвигая время к белой фазе,

И заводит песнь о нибелунгах
Так и эдак.

 


НИЧЕГО

Ничего не нужно: ни новостей,
Ни друзей визитов, ни тишины,
Ни от всех тревог берегущих стен —
Лишь глаза б закрыть, чтобы видеть сны,

И лежать полвека врачам назло
На снегах лазоревой пустоты,
Чтобы всё, что помню — как снег сошло,
Чтобы в этих снах приходила ты.

 

 


ДВЕРИ, ДВЕРИ…


                    По рубцам на изнанке
                    никто не считает потери.
                    Но мы знаем, как вовремя
                    скрыться за дверью без двери.


                                           ЕЛЕНА КАСЬЯН

Меняешь шишел на невзрачный серый мышел,
Капризных няшек — на заботливых мамашек,
И кажется, что за порог себя ты вышел,
За болевой порог, чтоб всем казаться старше.

А за порогом — лето вдоль забора,
А за забором — небо с облаками,
Пять ампул до ларька и горсть колёс до скорой —
Картинка мира, как компьютер, зависает

Над прикроватной тумбочкой. Искрятся
Пунктиром строчным датчики для сердца,
И память превращается в паяца,
И корчит рожи за стеклянной в детство дверцей.

 


ПРОВАЛЫ

В этом потустороннем больничном окне
Предстоит ещё, сдвинув фату облаков,
Разглядеть измождённые ночи в огне,
Измеряя червлёную даль коробком.

Здесь цедить и цедить по слепому глотку
Непомерную пустошь мелованных стен,
И не раз, за бритьём прикасаясь к станку,
Искушаться биением собственных вен.

На осмотрах подопытных лечащий врач,
По стежку отпуская земные грехи,
Будет сердце катать по столу, словно мяч,
Потаённый блокнот изводя на стихи.

И поверить бы!.. Матерно вырваться, встать,
Превозмочь безнадёгу и в голосе дрожь,
Но смирительный сон оплетает кровать,
…да и ты в эти стены за мной не придёшь.

 


ЭХО

Голос твой — вода питьевая.
Не могу напиться, во сне целуясь —
Схожу с ума — из тебя истекаю.
Дымом, очнувшись во тьме, рисую

Складки горчащей памяти
На губе закушенной.
Что кроме снов и жажды дам я тебе?
Но ты продолжаешь сниться,
Говоришь: «Нужен…»

 

 

 

 

 

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

 

   Леонид Борозенцев родился в Виннице. Окончил филологический факультет ВГПИ им. М.М. Коцюбинского. Автор книг стихов «Холодный рубеж» (2000), «Листополь» (2005), «Монгольфьеры» (2015). Публиковался в журналах «Листья», «Окно», «Балтика», «Современный Ренессанс», «Радуга», и др; в сетевых изданиях «Новая Литература», «Подлинник», «45-я параллель», «Дикое поле»; газетах «Литературная газета», «Российский писатель», «Литература и жизнь». Стихи вошли в шорт-листы международных литературных конкурсов «Согласование времён» (Германия, 2010), «Дорога к Храму» (Израиль, 2015). Лауреат Международного поэтического интернет-конкурса «Эмигрантская лира-2013/2014», литературной премии им. Владимира Сосюры, литературной премии им. Юрия Каплана.