СРЕДОТОЧИЕ / альманах №1, 2016

Владимир  Пряхин

 

 

Рука  возмездия

* * *

 

к вечеру мы уже не шли

а топтались на месте

все тропинки приводили нас обратно в болото

 

зря мы прыгали с кочки на кочку

пытаясь найти выход

кругом была вода

 

мы поняли

что не выберемся сами

 

- жизнь полна ловушек

 дорога - топей -

задумчиво произнес кто-то

 

 

она была моложе всех

и один из нас

дал ей книгу

и сказал: - читай!

 

она начала читать вслух

и выходящая из нее речь

стала  заполнять ямы

засыпать понижения между кочками

проникать вглубь

вытесняя воду

которой было наполнено болото

 

потекли ручьи

вскоре образовалась насыпь

наши ноги получили, наконец

возможность опереться  на что-то твердое

 

 

до поезда оставалось полчаса

быстро и молча мы шли

потрясенные силой слов

 

 

 

ВСТРЕЧА  С  ХУДОЖНИКОМ

 

завуч продолжал спать

сидя на стуле возле вешалки

и его тяжелый сон

висел рядом с ним на крюке

соединенный с его тучным телом жгутом

похожим на плаценту

 

этот напоминающий мешок или кружку эсмарха сон

периодически вздрагивал и рождал пару чудовищ

 

чудовища были маленькие

безобидные

полуслепые

они ползали по полу

находили отдельные потерянные зернышки знаний

и крошки

осыпающиеся с краев философских концепций 

и подбирали их так тщательно

что труд уборщиц был сильно облегчен

 

наевшись

они рассаживались по свободным партам

и начинали расти

пополняя ряды пришедших и приехавших на трамвае учеников

а просыпающийся периодически завуч мог видеть

как в лицах некоторых из них

проступали черты будущих сенаторов

полководцев

учителей

 

 

в тот день учеников в классе было только пять

мало кто хотел встречаться с художником

в весенний полдень

когда небо было ровным и синим

как будто выкрашенная масляной краской стена

и каждый мог самостоятельно что-нибудь нарисовать на нем

украденным в школе мелом

 

- какие будут вопросы? -

сказала учительница и внушительно посмотрела на тех своих подопечных

которые еще вчера подавали надежды

а теперь прятали руки

кто под парту

кто в карманы

 

- можно я? -

наконец робко спросила очкастая отличница Вита

и продолжила на утвердительный кивок учительницы:

 

- пан художник, - она на минуту запнулась

заглянула в спрятанную внутри сознания бумажку -

покажите нам  умозрительное  пространство!

 

пан художник

ветвистый ясень 

который до этого уже пустил временные корни в пол

чтобы незаметно высосать из досок остатки питательных соков

покачнулся

не сходя с места

как и подобает дереву

широко улыбнулся -

он привык это делать перед тем

как изречь только одному ему известную истину -

и прошелестел:

- это не так сложно, дети

представьте себе

что все происходит как-бы во сне

и вот появляется Венера с ногами Пана...

 

Банин, сидевший на второй парте

попытался представить себе вечернюю Венеру

одинокую звезду на темнеющем небосклоне

с ногами пана художника

и не смог

 

но пан художник продолжал пристально смотреть

именно на него

 

как  прилежный ученик

Банин повторил попытку снова

и опять безрезультатно

от напряжения голова его расширилась

покраснела

разошлась в темени

и из нее показалась клубящаяся

багрово-розовая

похожая шляпку ядерного гриба

мысль

 

по мере того

как Банин раз за разом повторял свою попытку

гриб расширялся

рос

темнел

наконец он достиг потолка

от соприкосновения с известкой мысль

почернела

расползлась над классом небольшой тучкой

и из нее на парты

на столы

на пол

начали падать тяжелые

липкие

лилово-синие капли

 

все стали аплодировать пану художнику

Вита смотрела на его лиственное лицо  с благоговением

пока предусмотрительный школьный завхоз

расставлял повсюду заранее приготовленные баночки

бутылочки

чашки

чтобы собрать падающие сверху чернила -

плод соприкосновения с прекрасным

 

 

РУКА  ВОЗМЕЗДИЯ

 

даже здесь, на юге

ветреный мартовский полдень казался весьма холодным

поэтому, выйдя после осмотра экспозиции

в ухоженный  двор музея-усадьбы

Банин выбрал ту из новых  удобных скамеек 

которая была ярко освещена солнечными лучами

 

положив руку

на теплый деревянный подлокотник

он предался было мечтам

как вдруг почувствовал ритмичное вздрагивание

под своими пальцами

так похожее на человеческий  пульс

когда его щупают на запястье

только во много раз более сильное

 

пульсирование это заставило Банина очнуться от размышлений

сменить позу

 

не являющаяся более конечностью тела

сжимающая наган одинокая человеческая рука

извиваясь, как змея

медленно сползала вниз с того места скамейки

которое Банин принял за подлокотник

 

она упала на землю

образовав кольца

подобные кольцам гадюки или ужа

как будто не имела  внутри себя костей

а вся состояла из гибких тканей

затем распрямилась

и быстро поползла мимо Банина на север

в направлении далекой столицы

 

от внезапного изумления

Банин забыл

где он и кто

и вообще, видит он сон или  бодрствует

но почему-то вспомнил

что сам  когда-то учился стрелять

 

когда же он понял

что не спит

руки уже не было

она исчезла в густом кустарнике

лишь на дорожке перед скамейкой осталась какая-то бумажка

 

Банин поднял ее

на старом истершемся  фото

был изображен молодой красивый военный

в форме  пехотного офицера

Банин увидел также чуть заметный

прерывистый, темно-красный след на  траве

тянувшийся откуда-то издалека,  с юга

 

- рука возмездия! -

сперва усмехнувшись

но тут же похолодев от собственного страшного прозрения

подумал Банин

 

вдруг он услышал топот слева

и поднял глаза

 

с юго-востока

по проселку

не обращая на него внимания

в том же северном направлении

высоко подпрыгивая

спешил одинокий офицерский сапог

оставляя в пыли за  собой редкие отпечатки подошвы

 

Банину стало нехорошо

взволнованный

он встал и огляделся

 

сухая листва на земле вокруг него

была полна движения, шороха

из-под нее

тут и там

повсеместно вставали, росли

подобно шляпкам грибов

головы раскулаченых

 

Банин видел их морщинистые серые лица

с которых ссыпалась земля

их смятые шапки

плечи в рваных зипунах

 

среди них были высохшие изможденные старики

угрюмые женщины с ввалившимися щеками

покрытые черными платками

похожие на маленькие скелеты дети

с лицами судей

 

все они

не замечая Банина

смотрели на север

 

полная тишина царствовала вокруг

от надвинувшихся внезапно туч

стало сумрачно

и Банину показалось

что несколько темных хлопьев

пролетели мимо него по приусадебному саду

 

он поднял голову

сверху

беззвучно

почти вертикально

подобно огромным черным снежинкам

сыпались обесценившиеся бумажные сторублевки

 

Банин поймал одну

он оказалась  сморщенной и жесткой

как будто долгое время пролежала в воде

но после высохла на солнце

 

отдельные монеты

подобно градинам

ударялись о жесть музейной крыши

подскакивали

со звоном катились по ней

падали с ее краев

исчезали в траве

 

редкие зеленоватые тысячные купюры

медленно парили в воздухе

опускались, вращаясь

ложились на землю

смешивались с другими купюрами и прошлогодней опавшей листвой

устилавшей все вокруг

 

Банин вертел головой

надеясь увидеть хотя бы одно такое место

которого не коснулись чудовищные изменения

и везде - и справа, и слева, и впереди

находил только деревья и строения

оцепеневшие  под действием валютного снегопада

 

но когда  Банин услышал бульканье и плеск воды

где-то за спиной,  позади себя

он не посмел обернуться

потому что недавнее знакомство с экспонатами

не оставляло  в нем сомнений насчет того

кто это мог быть

 

ему совсем не хотелось встретиться взглядом

с поднимающимся со дна пруда утопленным заживо юнкером          

 

 

 

ВСТРЕЧА НА КУХНЕ

 

к Банину пришли Румкин

Люминофорский и Петард

они уселись на кухне и стали обсуждать действительность

а также ожидающее их будущее

 

действительность  нагло лежала  перед ними на столе

в виде  клеенчатой скатерти

на которой местами имелись дырочки

 

Люминофорский все время светил фонариком в эти дырочки

пытаясь разглядеть за ними тайный смысл происходящего

 

по мере обсуждения покрытие стола пришло в движение:

острые углы клеенки извивались

скручивались

превращались в петли

пытаясь захватить руки друзей

 

- сколько можно терпеть это! -

возмутился Петард

достал из кармана огромную зажигалку

и попытался поджечь один из разлохматившихся краев

синтетической ткани

 

но действительность не загорелась

а по тесному помещению  распространился едкий

раздражающий ноздри запах

 

- опять всю кухню задымили! -

вяло заметила вошедшая с чайными чашками Марта

 

Банин открыл форточку

и сизые извилистые полосы  потянулись во внешнее

равнодушное ко всему пространство весеннего дня

 

- закройте форточку! -

забеспокоился, заерзал на табуретке Румкин –

хотите чтобы нас все услышали?

 

- а вы хотите, чтобы так, тихо, без потерь, без жертв? -

раздраженно ответил Люминофорский -

я вот, в отличие от некоторых,  давно готов...

 

с этими словами он встал и  развел руки в стороны

демонстрируя позу распятого мученика

 

- чушь собачья, просто надо быть изобретательнее! - заметил Румкин -

проявлять практичность, смекалку

 

- ну вот, опять вы за старое...

давно ведь ясно - все обретается только в жестокой борьбе! -

недовольно произнес Петард

но в это время ему позвонила жена

и он сник

стал  что-то говорить ей, оправдываясь

держа возле уха свою зажигалку

которая вдруг оказалась обычным смартфоном

 

друзья, сочувственно поглядывая на Петарда

торопливо вставали из-за стола

толпились в прихожей, одеваясь

Марта отрывала руки Люминофорского от невидимого креста

и просовывала их в рукава пальто

 

Банин последовал за друзьями

чтобы проводить до их остановки

 

они шли по свежевыпавшему влажному снегу

и рисовали перед собой картины будущего

 

эти картины расступались перед ними

раздвигались, как двери вагона метро

пропускали их через себя

оставляя впереди только одну

опережающую их  на один шаг предсказуемость обыденного

 

некоторое время на снегу можно было видеть

остающиеся за ними  следы трех пар ног

и одного самодельного хитроумного колесика

на котором ехал по жизни Румкин

 

 

 

ПРИЗНАНИЕ

 

- я не люблю Наташу Ростову

она дура -

горячо прошептала Марта

и запнулась от ужаса

 

- а я терпеть не могу ...   -

начал было Банин в ответ

но не договорил -

Марта ладонью закрыла ему рот

 

- не говори, не надо, я знаю -

зашептала она

 

Банин умолк

и если бы было светлее

то Марта увидела бы

как он покраснел от волнения

и собственной смелости

 

они сидели одни в полутемной комнате

держа друг друга за руки

и не могли более произнести ни слова

пораженные мыслью о неизбежных последствиях

этих взаимных  признаний

 

каждый из них осознавал

что время первых робких встреч

неясных намеков

игривых взглядов

как бы случайно оказавшихся открытыми на нужной странице книг

безвозвратно ушло

 

когда побледневший и повзрослевший Банин вышел от Марты -

а она не могла оставить его

так как вот-вот с заседания худсовета

должны были вернуться родители -

он почувствовал

что дождь усилился

ненастью совсем не видно конца

и нужно куда-то спрятаться

 

на одной из полуоткрытых дверей

из-за которой доносился приглушенный голос чтеца

он прочитал объявление о  мероприятии

 

вход в пространство

в котором происходила литературная жизнь

строго охранялся культрегерами

но он прикинулся мандельштамом и проскочил

 

 

 

 

УХОД

 

- мы все равно должны  уйти из  жизни друг друга...

мы все равно должны... -

Люминофорский мысленно повторял и повторял слова Марты

произнесенные ею час назад

в мгновения их расставания:

 

- должны  уйти... должны  уйти...

 

- должны  уйти? - наконец спросил  Люминофорский себя

 

он держал в руке фотографию Марты

и ее изображение исчезало с глянцевой поверхности, таяло

в комнате было мало света

но прямо на его глазах фотография стремительно выцветала

 

Марта уходила из  нее

и из жизни Люминофорского:

на пожелтевшем фоне

еще можно было различить очертания ее глаз

но зрачков уже не было видно

руки и плечи сливались с картонной подложкой

растворялись в ней

яркие цветы на ее блузке превращались в расплывчатые пятна

 

Люминофорский положил фотографию на диван

изображением вниз

вытащил из кармана

заранее приобретенный в канцелярском магазине

большой ластик

и стал медленно, но решительно

удалять свое тело из числа объектов

которые можно было видеть в его комнате

 

он начал с обутых в коричневые ботинки ног

резкими штрихами

как делают это

стирая карандашный набросок с бумажного листа

 

затем, двигая ластик вправо и влево

поднялся по брюкам вверх

перешел к туловищу

задержался на мгновение у воротника

который стягивал подаренный Мартой галстук

пошел дальше

 

по мере того

как члены его исчезали

место на диване освобождалось

и кот улегся там

где несколько минут назад Люминофорский сидел

 

кот вытянул лапы

зевнул и зажмурился

от удовольствия или лени

не обращая внимания на то

что выше, над ним

остаток человека

удалял себя из бытия куском мягкой резины

 

человек между тем перешел к лицу

и когда провел ластиком по подбородку

оставив широкий прозрачный след

из  висевшего напротив портрета дедушки Люминофорского

выкатилась капля-слеза

и упала на пол

 

это заставило Люминофорского-внука ускорить свои движения

когда наяву от него уже ничего не осталось

кроме держащей ластик кисти правой руки

он переложил ластик в левую руку

и некоторое время можно было видеть

как одинокий серый квадратик

совершал в воздухе плавные движения

вокруг исчезающих пальцев, ладони, обшлагов рукава

 

потом все пропало

ластик упал на пол

на диване не было более никого 

кроме мирно посапывающего  кота

 

 

2015-2016

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

   Владимир  Пряхин (в сети также Vlad (Влад) Пряхин)- поэт, прозаик, публицист, издатель, пишет также экспериментальные тексты,  тексты промежуточных жанров (ритмическая проза), переводит. Родился в 1957 г,  живет в Туле. Короткое время жил  в Прибалтике, Смоленской области.  По образованию кибернетик. В конце 80-х – начале 90-х годов  активный участник демократического движения в Туле, Москве и Санкт-Петербурге. Стихи и прозу начал писать с 8 лет. В советское время почти не публиковался.  Отдельные стихотворения были напечатаны начиная  с 1986 г. в местных газетах.  В конце 80-х - начале 90-х годов  В. Пряхин печатался  в самиздате  Санкт-Петербурга, выпускал самиздатовский журнал поэзии и прозы «Идеалист».  С 1992 г. стихи многократно публиковались  в альманахах и коллективных сборниках Тулы, Москвы  и других городов России, в Латвии и США. Статьи публиковались в приложении к «Независимой газете» НГ ExLibris, в периодических изданиях Подмосковья, в различных электронных изданиях. В 2008 г. в Туле вышли два поэтических сборника: «Слуховое окно. Осенние письма к Марку» и «Пусть день грядущий довершит..», в 2009 и в 2013 г. вышли  два  сборника  «Избранные стихотворения», в  2014 году - книга стихов «Зеркало сезона» и  сборник верлибров «Случайность мысли», в 2015 году в Москве – книга верлибров «Человек в зеленом мешке». С 2012 г. В. Пряхин редактор и издатель международного литературного альманаха  «СРЕДА», а также основатель одноименного сетевого ресурса.(www.sreda1.org)
Член Союза российских писателей. Лауреат премии «Золотое перо Тулы» 2012 г. Участник ХХI и XXII фестивалей свободного стиха в Москве в 2014-15 гг., дипломант Международного фестиваля поэзии в Туле в 2014 г. и  ряда других фестивалей и конкурсов. Ведет культурно-просветительскую работу, занимается   редакторской  и издательской деятельностью, переводами поэзии англоязычных авторов. Стихи переводились на английский язык. Сайт: www.vladpr.nethouse.ru