СРЕДОТОЧИЕ / альманах №2, 2016

Станислав  Бельский

 

 

 

* * *

 

слышала последний такт

охватывала на лету не разбирая

боль в ресничном прицеле:

"позиция силы для пылких женщин"

более чем игра с грозными узорами

в которой нельзя знать меру

(чуть заметный разрыв с истерической нотой во рту)

о мы будем ничем и никем

с нарисованным шёпотом-пеплом

с походкой двоюродных чудовищ

и пристёгнутым к лацканам

неплатежеспособным ветром

ты да я две синицы на огненном марше

две ухмылки непевчие дуры

на уклонах подтаявших крыш

 

ты как почтовый ящик:

томная деконструкция понад усе

а улов невелик: лица обесточенных ламп

споры с убитыми пчёлами

пила "дружба" в буддийской степи

да зависть к любовникам на акварели –

всё цельно и слитно

как в прописи

 

 

Трижды снег

 

нужен прибавочный звук

полый и влажный

звуки ударов о снег

в конкурсе не участвуют

 

вопреки уверениям младенцев

спасает излишняя сложность

 

попытайся рассеять природу:

для оптики – тёплая дева

с кровеносной синицей войны

 

отсутствие малейшей из величин:

робкая похоть?

снег заметённый снегом

единственное развлечение – призрачный отъезд

 

а теперь займёмся двоеточиями

как будто другие дела

заброшены

и

продолжим читать бесконечную книгу

пока жизнь

не совпадёт с текстом

и так прострижёт вертикальную вьюгу

что не останется сомнений

в опечатках на обратной стороне

 

самое время наушничать

христа ради

когда снег падает торцом

 

 

* * *

 

ночная динамика

прошита металлом

не стремится не льётся

ставит палки в колёса

не обойтись

простым подсчётом претензий

при драматическом голоде

и выброшенном наследстве

 

 

* * *

 

что-то неумолимо меняется память

подставляет ненужные слайды

словно стучишь в заколоченный дом

или

видишь ночью на высоте удаляющийся огонёк

не свежий остаток от деления на два

не переписка в полночном чате

и заведомо не хроматическая гамма

с подрагивающей от отчаяния фокусировкой

 

 

* * *

 

а если отшвырнуть сновидение

останется шероховатая кожица

плоская мера

исчезающая быстрее

хлопка одной ладонью

 

так же и с отгадками:

таяние зависит

лишь от прыткости сказуемых

но не от скрытности подлежащих

 

 

* * *

 

зелень ненадёжная вёрткая

и почти разговор

отцедить неприятное лето

ночевать в лотерейном депо

уронить статуэтку

или рассеять

слепоту твоей кожи

по побережью

 

50 заложников

ищут

магнитный полюс

и любая новость кажется

озером пыли

 

 

* * *

 

слова выплывают из тусклых заливов

длится игра больных дальтонизмом

проигрыш невелик а выигрыш неизбежен:

завёрнутый в марлю плод

и расцеженная обида

быть стариком быть бесцветною

маской мыши

в узком чулане любви

 

первоначальный план

обрастает деталями

и они

делают нас тенями своих теней

 

 

* * *

 

шёл с поклажей

иногда срывался на скользком

гонялся за польскими словами

а они бросались врассыпную

как пьяные автомобили

 

и наступал день яркий

и наступал день тёмный

а ты прятался в промежуток

между лакированной лестницей

и сердцем иисусовым

 

вот и доброта ваша

спасибо

на любом слове:

"сладких снов" или

"мы здесь не бандеровцы"

или "приезжай двенадцатого

будем трахаться до упаду"

 

 

* * *

 

с центром тяжести

неладное

висит

пустячок ответа

колечко

юное

машет картонной трубой

 

черёмуха

вскользь да вглядь

и неуютно

как на свадьбе –

даже не

пришли погубители

 

голыши и баклуши

тень смертная

и точек над и не расставишь

 

 

* * *

 

пожар

ибо скользит рукотворное небо

 

без особенностей

и лишних замечаний

 

каюсь: холод

и здравый смысл

и немного абстрактная сборка

 

на песчаных холмах страсти

 

 

* * *

 

брошенное имя

как влажная бездна

 

в государстве струнного всхлипа и

безответного электричества

 

снег или просто

снег

 

полиморфизм

с фаянсовой луной

заказного слуха

 

 

* * *

 

бедность (воспоминаниями)

 

дочерняя лампочка

расправлющая обиду как смятый кокон

 

ещё не возникла привычка

но что-то трудится вместо неё

перелистывая головокружение

оставляя закладку на неверной странице

 

семь раз отмерь –

воробей бойкота –

не уступая ни синтезу

ни черновому снегу

 

 

* * *

 

корпорация

ухоженного воздуха

 

за первым словом

неизбежно идёт второе

технологичное и

крайне наивное

если не сказать нахальное

 

тщедушное как рукопись

подростковых страданий

 

мёртвая чешуя

так заурядно мертва

а живая

раздражает

как кинокартина

с неистово целомудренными героями

 

и всё же –

шмель контраста

или муха образования?

 

 

* * *

 

не узнаешь что потом

за глухой страницей и даже

началась ли эта страница или время

унесло тебя на прежнюю свобода

по крупному и в мелочах

кислота или щёлочь? неважно

каждый день уникальная фотовспышка

собственный медведь

ожидания отчего бы и не разрушить

несколько иллюзий если можно

выстроить взамен новые доведя до предела

хроматическую нежность?

 

 

* * *

 

вероятное завершение снежного фронта

состоит из необъяснимых деталей:

крылатых отчеств

и обращений к завистливым операторам

баян? не больше чем призрак погоды

или торпеда скорой помощи

все признаки расставлены по своим местам

о венценосный холод! о главная

заповедь: не разбавлять

созерцать продольные искры

 

 

* * *

              (Посвящается Максиму Бородину)

 

в страсти наблюдается та же неточность

что и в покрытой инеем музыке

женщина второго класса занимает в душе

тот же объём что и ларец с клевещущим хомяковым

но и это не всё: протяжённость жёлтого снега

так же настойчива как язык погружённый во влагалище

так же неопределённа и унизительна

как дружеский поцелуй

никогда не зарекайся: допустим в следующей серии

рухнет стена беспамятства обнажатся следы полозьев

и былые сигнатуры с запахами нерождённой трагедии

("ни снега ни места действия"

или "незаконное молчание")

но и здесь на грани замерзания мерцает тонкая жилка

расслаиваются бемолями всё те же возможности – разумеется

речь идёт о заштопанных чулках

 

 

* * *

 

а где-то вне уютного дыхания –

тяжёлый цвет

бессмысленный как точная ладошка

как след в песчаном сундуке

с двенадцатью холодными глотками

слепых застенчивых вестей

растёртых крошек-сухарей

и мела на чердачном полустанке

 

огонь по пальцам – рецессивный признак

чужого и забытого кино

с немою сценой хладнокровного убийства

с дикарской перестрелкой дикарей

и прочей черносливною начинкой

похожей на строптивое ура

и рубль с заплатанной луною

 

гостям неведомо фанерное дыханье

сочтённая до зёрнышка молитва

в сезоне объяснённого дождя

и ячневого перечтенья флага –

бицвет трицвет почти разведка вод

в столице дня в двенадцатой минуте

в предчувствии почтительного снега

держащего в зубах и на весу

последствия почтительного бега

огонь и мелодичную осу

 

а впрочем как заблагорассудится –

в перерывах можно пожевать чипсы

или рассеянно перелистать репертуар следующей недели

увидеть столбы пара в запотевшем окне

и понять: всё по-прежнему хорошо

в этой медной стране

и даже в желании покончить с собой

есть толика правды

исключающей синонимы и предлоги

оставляющей одно слово

неназываемое – как нежность

 

 

* * *

               (Посвящается Тане Скарынкиной)

 

огненный след:

сорви-голова "на здоровье"

пятничный ужин с фиванскими облаками

чемоданы

на полусогнутых ногах покидают город –

лишь прикоснёшься к гладкому шару

он летит не разбирая дороги

в затенённое небо

уже приручённых

но слегка ещё диких вещей

 

смысл разделён ровно надвое

целаном и артилерийским снегом

саженец чёрен, но и это не последняя почта:

срач – поэзия vs проза –

уже в черырёх айтишных командах

 

нет ну

и охуеть-то можно по-разному

например с запредельно серьёзным

выражением отсутствующей мысли

или тотальным преобразованием профессии:

собиратель бутылок -> каллиграф(-герострат)

 

то слишком наглядно (учебник?)

то слишком аккуратно (пропись?)

вычеркни слово за словом –

с

 

у

д

о

в

о

л

ь

с

т

в

и

е

м

 

крайняя степень невоздержанности:

открытая форточка в отопительный период

(о великая тайна глупости:

на грани исчезновения – что?

а всё то же)

как опрятно

твоё замешательство

поневоле задохнёшься

 

 

* * *

               (Посвящается Майе Студзинской)

 

жалкое зрелище:

дерево восторга и

неповиновения

 

тише травы ниже воды

(гораздо ниже)

но и мне повезло:

целый день в берёзовом подстаканнике

с каменными синицами

и одним арестованным слогом –

модным словно

учебная сирена над городом

 

воздушный шар ноября

игра с припрятанным детством

ни меры ни вывода ни даже начала

ничего чтобы смыть послевкусие

игра-сама-себе

в развёртывании ненужных страниц

 

слышать простуженно словно

булькает карбид в ленте фейсбука

стук колёс – целан-целан

имеет ли смысл узнавать

больна ты подцепила

очередной вирус или просто

лежишь по обыкновению в засаде

с тяжёлым арбалетом?

 

ещё немного – и будут открыты

новые разновидности слепоты

никаких подводных камней:

так монета падает в черноту

игрального автомата

(ставь на зеро? 14 раз подряд

выигрыш гарантирован)

 

или – полностью избавиться

от любых сравнений ожиданий

а заодно и от копоти на потолке

или –

не переводить

мерцающую тяжесть в смех

или – не угадывать

следом за почётной ношей

огненную бабочку

реестр истерзанной плоти

Станислав Бельский – поэт и переводчик, житель города Днепропетровска. Родился в 1976 году. Работает программистом. Стихи публиковались в журналах "Новый Мир", "Воздух", "Волга", "Арион", "Новая Юность", "Нева", "Футурум-Арт", "Дети Ра", "Зинзивер", "Союз писателей", "Крещатик", "Сибирские Огни", "День и Ночь" и др. Сборники стихов "Рассеянный свет" (Дн-ск, 2008), "Птицы существуют" (М, АРГО-РИСК, 2014), "Станция метро Заводская" (Дн-ск, 2015), "Путешествие начинается" (Дн-ск, 2016).. Составитель и соавтор книги приднепровской поэзии "Гiмн очеретяних хлопчикiв" (Дн-ск, 2011). Переводчик современной украинской поэзии (Остап Сливинский, Васыль Махно, Сергей Жадан, Андрий Бондарь, Олесь Барлиг, Юлия Стаховская и др).